«Мои татуировки меняли судьбу»: художница о мифологии в тату и больших полотнах

26 мая в 14:23 Обновлено 26 мая в 15:29
© РИАМО в Подольске,  Галина Добрынина

В Подольском выставочном зале открылась первая персональная выставка монументальной графики, картин и эскизов для тату «Люди INK» Нины Кин Ефимовой. Художница рассказала «РИАМО в Подольске» о мифологии в своих образах и тех, кто вдохновил ее на создание монументальных полотен.

Подольск глазами художника: от прошлых лет до современности>>

– Нина, расскажите, кто изображен на афише выставки и почему вы выбрали для нее такое название?

– В свое время я училась в Академии художеств имени Репина в Питере и много времени посвящала классическому искусству – даже принимала участие в реставрации храма Святого Петра на Васильевском острове. Но в последнее время меня все больше увлекает процесс создания и нанесения татуировок. Я восхищаюсь мастерами этого искусства и вообще красиво и качественно татуированными людьми. Некоторые из них представлены на моих полотнах, на других картинах изображены эскизы к татуировкам. Отсюда и название – «Люди INK», то есть татуированные люди в переводе с английского. 

«Мы практически отрезаны от мировой живописи»: блогер Ольга Шарапова о пути к искусству

На афише выставки изображен татуировщик и художник Саша Сенцов. Он пишет картины в стиле абстракционизма и работает, в том числе в стиле Realism Trash Polka – это одно из ярких и провокационных направлений современной дизайнерской татуировки, появившееся в начале 21 века. При разработке эскизов используется техника, подобная созданию коллажей из фотографий, вырезок, рисунков и газетных шрифтов, наклеенных на бумагу. Получается неповторимый художественный жанр – энергичный, смелый, местами бунтарский.

Портрет Саши я сделала в монументальной графике акрилом на ткани размером 3х3 метра.

Познакомились мы с ним на тату-конвенции в 2016 году. Тогда я подошла к нему и сказала, что являюсь его фанатом – как внешности, так и творчества. В этом году я решила нарисовать портрет Саши, а затем еще ряд татуированных людей, чтобы выразить свое восхищение не на словах, а в искусстве – открыто, широко и на весь мир.

Граффити‑художник Илья Демченко о «ляпах», курьезах и планах на будущее>>

© РИАМО в Подольске,  Галина Добрынина

– Где вы нашли мастерскую для работы над такими монументальными полотнами?

– Уйти с головой в творчество и создать работы для собственной выставки непросто, тем более у меня двое маленьких детей. Поехать с ними в ту же арт-резиденцию «Гуслица» я не могла, так как там нет инфраструктуры для детей, того же детского сада для старшего сына. Но мне помогли в Детском реабилитационном центре «Вдохновение» и выделили целую арт-резиденцию, где можно было создавать трехметровые картины, при этом дети были под присмотром.

Трудно представить, но на 12 монументальных полотен ушел целый рулон ткани и огромное количество акриловой краски, которую пришлось закупать ведрами. Я натягивала ткань на щиты из фанеры и работала с помощью стремянки, зато результат просто поражает воображение. Конечно, в обычной квартире такое вряд ли бы получилось. Я очень благодарна тем, кто позволил мне жить и творить в центре.

На создание работ для выставки мне потребовалось 1, 5 года.

Все это время я дополняла коллекцию, доделывала и восстанавливала работы. Также восстанавливалась морально после рождения дочери и развода с мужем.

Китайская художница Донмэй Ван: «Так вдохновила Россия, что я стала рисовать березы»>>

– А как вы пришли к монументальным полотнам?

– Как-то мой бывший муж, музыкант, попросил сделать оформление для концерта электронной музыки на фестивале. Я сделала свои первые монументальные полотна, часть из которых представлены на выставке: «Старик», «Женщина-дерево», «Мафусаил», «Монах и смерть». В итоге ко мне подходили даже художники и выражали свое восхищение. Когда я выложила работы на Фейсбуке, мне написал знакомый архитектор из Лондона, чтобы я прислала эти работы для галереи. Он попросил нарисовать что-то еще для выставки, но тогда я только родила дочку, и у меня не было сил. Позже, в то время, пока она росла, я творила.

Живопись из шерсти: необычные картины подольского мастера>>

– Расскажите о картине с изображением старика, которая стала центральным полотном выставки?

Делая эту работу, я хотела показать, что в мире не все так просто и за внешним уродством может скрываться душевная красота. Старик когда-то был академиком, но у него умерла жена, он не смог вынести этого, запил и опустился до состояния бомжа. На другом полотне – женщина с четками, которая хочет казаться религиозной, но в то же время она обнажена и в первую очередь подает себя, как сексуальный объект.

Тату‑мастер про Васнецова, забитых ГИБДДшников и подольские портаки>>

– Как вы набили первую татуировку?

– Вместе с бывшим мужем на отдыхе в другой стране. Тогда я загорелась идеей стать тату-мастером и сделала для него эскиз Будды на всю спину. Моя первая машинка, к сожалению, не отличалась качеством, а формат тату для первого раза действительно был слишком масштабен. В итоге рисунок остался в контурах, а я поняла, что мне еще многому надо учиться.

Только после уроков практикующего мастера я поняла, как работать с кожей и получить то, что ты хочешь, а не довольствоваться тем, что вышло.

Благодаря тату-конвенциям, знакомству с творчеством признанных мастеров и собственной кропотливой работе я вошла в мир татуировок и определилась со стилем, в котором хочу творить. Меня привлекает мифология и легенды разных стран мира. Все мои образы в эскизах несут смысловую нагрузку и помогают выразить личность их носителя. Также постепенно я ушла от цвета к черно-белой технике – на мой взгляд, она наиболее выразительная.

Автор уникальных игрушек из Подольска: «Новые куклы повергли людей в шок!»>>

– На открытии выставки выступала певица Ава Лаврова. Почему вы решили пригласить именно ее?

– Мы с Авой давно знакомы и вдохновляемся творчеством друг друга. Меня заводит эротический рок-н-ролл Лавровой и музыкантов ее проекта. Стены ее квартиры украшают мои картины – я сделала ее портрет. Еще Ава заказала у меня изображение в технике вытирки стаи дельфинов, плывущих в затопленном лесу. Я сначала грунтую бумагу маслом, а затем вытираю лишнюю краску. Кстати, после получения портрета она начала свой творческий проект «Ава Лаврова».

Жители Подольска о «портаках»: кривые брови, синие губы и тату‑монстры>>

© РИАМО в Подольске,  Галина Добрынина

– Вы делаете татуировки всем желающим или есть ограничения?

Прежде чем сделать тату, я должна обязательно пообщаться с человеком. Нужно быть уверенной, что татуировка станет второй кожей, не навредит, а наоборот, защитит. У меня даже были случаи, когда татуировки меняли судьбу – одна женщина после религиозного  тату забеременела долгожданным ребенком. Мужчина попросил нанести ему языческие символы мужской силы и процветания и добился в жизни того, чего хотел. Знакомая девушка изображена на полотне «Лю Блю» с глазом на руке. Сначала она работала мастером-модельером, а затем после нашего длительного общения она стала востребованным художником граффити.

Еще была девушка-мусульманка, которую я отговорила от нанесения рисунка – она была набожной, а в этой религии тату запрещены. Насколько я знаю, их срезают с тела после смерти.

– Кто чаще всего решается на художественное тату?

– Мастера легко находят общий язык с современными язычниками, для которых татуировки всегда были частью культуры и помогали им выразить себя. Также представители некоторых редких религий выбирают для себя образы из пантеона воинствующих богов, что близко к моему творчеству. Один высокопоставленный военный заказал тату с богом нордической религии Асатру – Одином – и его помощницами валькириями, которые также являются героями германо-скандинавской мифологии.

Я делала татуировки и музыкантам – для них это важная часть имиджа. Многие образы мифологических существ совпадают в легендах разных народов, например, птиц-дев. У меня есть как раз изображение сирены, которая своим голосом могла зачаровывать человека до беспамятства. Есть русалка, славянская богиня смерти и зимы Морена и много других образов.

Мне с детства были интересны различные религии, поэтому я отношусь с пониманием практически к любым запросам.

Также, как реалист, я делаю тату-портреты известных личностей – Сталина, Маяковского, Гагарина, Фиделя Кастро. Их заказывают люди, которые считают себя патриотами.
© РИАМО в Подольске,  Галина Добрынина

– Какие у вас творческие планы? 

– Я хотела бы и дальше развиваться как тату-мастер, чтобы стать частью сообщества татуированных людей. Уже нашла художника, которому хотела бы доверить сделать свой новый образ. Это тату-мастер Александр Грин – наше творчество часто сравнивают. Забиваться планирую со спины.

Тем, кто побывал на выставке или вдохновился моими работами на странице в соцсети Instagram, предлагаю примерить эскизы тату на себя. Возможно, это судьба. В любом случае я продолжу проект с рассказами о людях, изображенных на полотнах, на странице в соцсети Instagram.

Также возможно я начну набирать учеников, потому что у меня получается давать людям творческий импульс для дальнейшего развития.

Пока все зависит от локации, в которой я дальше смогу творить. В Подольске у меня пока нет творческой мастерской. Творческим личностям города нужен коворкинг-центр с доступной ценой на аренду мастерских.

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите "Ctrl+Enter"