пт, 22 ноября, 16:15
-4°C
В Подольске
Следи за жизнью в городе

Военные истории: «Там был ад. И пыль. Постоянно была пыль»

Сюжет: День Победы 2017
 сайт "Афиша Подмосковья"

До празднования 72-й годовщины победы в Великой Отечественной войне остались считанные дни. С каждым годом уходят из жизни фронтовики, но потомки свято хранят память об их подвиге. Дети и внуки ветеранов рассказали «РИАМО в Подольске» о том, что их родным пришлось пережить во время войны, как они сражались с фашистами и отстояли Родину.

День Победы в Подольске: 10 главных праздничных площадок>>

Павел Киприянов, 29 лет, художник:

 Из личного архива

«Мой дедушка служил в авиации. Он рассказывал, что однажды на аэродром был налет, одна бомба упала и не взорвалась. Дедушке приказали разминировать ее. Когда он прополз половину расстояния до нее, прозвучал взрыв. Его оглушило, он недели две ничего не слышал. Последствия сказались потом – дед умер довольно молодым.

Мой прадед мог не идти на фронт, так как у него была бронь, но он вызвался добровольцем. По семейной легенде, он сказал моей прабабушке: «Если не я, то кто же будет защищать Москву? Кто будет защищать нашу Родину? Тебя?» Он погиб в 1944 году».

Ветераны Подольска: о тяготах военного времени и Дне Победы>>

Наталья Михайлова, 18 лет, студентка Колледжа МИД России:

 Из личного архива

«Мой дед Михаил Калининский принимал участие в Финской войне, освобождении Бессарабии и Заполярья. За проявленные стойкость и мужество был награжден медалью «За оборону Советского Заполярья», знаком «Ветеран Карельского фронта», орденом «Отечественной войны II степени» и другими наградами.

Дед рассказывал, что на войне он каждую минуту мысленно прощался со своими близкими, но в глубине души верил в победу.

Однажды в Кеннинсберге солдат привезли ночевать в казарму. Все побежали занимать места, чтобы как следует отдохнуть, а он не успел – так много было людей, что ступить некуда. Дедушке тогда было всего 19 лет, он расстроился и решил переночевать на улице. Ночью ему стало не по себе, и он пошел вокруг казармы – на разведку. И тут прямо по зданию ударил снаряд! Фашисты узнали, где заночевали русские, и пальнули прямой наводкой. Было много убитых, а также раненые, которых нужно было срочно вытаскивать и везти в госпиталь. Дед так и не отдохнул той ночью, зато остался жив».

Ветеран Татьяна Камбарова: «Немцы и подумать не могли, что я – партизанка»>>

Мария Агапова, 13 лет, воспитанница любительского объединения «Радуга»:

 Из личного архива

«Я знаю о своем прадедушке Фроле Карпунькине из рассказов бабушки. Он любил свой яблоневый сад, прабабушкины пироги и музыку. О войне говорить не любил. Мечта всей его жизни – научиться играть на скрипке – так и осталась мечтой.

Прадеда призвали в ряды Красной Армии в сентябре 1940 года. Дома осталась прабабушка Мария с двумя маленькими детьми. Она рассказывала, как нелегко было в тылу, как работали, как голодали, как было страшно идти с работы домой к голодным детям, которых было нечем накормить.

В апреле 1945 года мой прадед остался один с орудием на плацдарме за рекой Одер. В выдержке из наградного листа говорится: «работая наводчиком, почти бессменно дежуря у орудия, товарищ Карпунькин своевременно заметил подготовку немцев к атаке. 6, 7, 8, 9 апреля отражая атаки пехоты и танков противников, презирая смерть, уничтожил два станковых и три ручных пулемета, уничтожил и рассеял до роты немцев. Благодаря мужеству и отваге все атаки врага были отбиты с большими для него потерями».

Прадед вернулся с войны весь израненный, с одним глазом и россыпью осколков по всему телу, которые нельзя было удалить и которые очень беспокоили его. В мирное время он плохо спал по ночам, потому что ему снилось, что он снова на войне.

Прадед был награжден орденом «Отечественной войны I степени» и медалью «За оборону Советского Заполярья», а прабабушка заслужила медаль «Ветеран труда». Они умерли задолго до моего рождения, я их не знала, но с гордостью понесу их портреты во время шествия «Бессмертного полка».

Ветераны Подольска: о тяготах военного времени и Дне Победы>>

Виталика Губернаторова, 37 лет, редактор интернет-проекта:

 Из личного архива

«Мой прадед Никифор Левченко погиб задолго до моего рождения – в марте 1943 года. Мой дед Николай Цевун воевал с Японией и умер, когда мне было 8 лет. К сожалению, я не запомнила его рассказы о войне. Однако за годы работы журналистом я много раз общалась с ветеранами, и крепче всего засели в памяти два разговора.

В Белокурихе, на курорте в Алтайском крае, я познакомилась с ветераном, который приехал туда на лечение. Он рассказывал, что в начале войны каски казались такими тяжелыми, что головы гудели. Рассказывал про стеклянные фляжки, и как мечтой многих было убить фрица и заиметь трофейную флягу. И самое кошмарное: как во время атаки он спрыгнул в яму и оказался по щиколотку в разложившейся плоти – убитые немцы гнили на дне.

Второй яркий разговор был с Николаем Крыштопой, бывшим главным редактором городской газеты в маленьком сибирском городе Канске, в которой я начинала свой творческий путь. Крыштопа – участник Сталинградской битвы. Когда я попросила его рассказать о войне, он очень устало ответил: «Там был ад. И пыль. Постоянно была пыль – крошились кирпичи и камни. Она просто не успевала оседать».

Для меня самое страшное – такие детали. Благодаря им понимаешь, что война – это пыль, грязь, кровь и трупы. Это ужас и боль. Это бесчеловечно и чудовищно. И это не должно повториться».

Где посмотреть салют 9 мая в Подольске>>

Андрей Тупиков, 33 года, создатель «Подольского союза видеографов»:

 Из личного архива

«Моей прабабушке пришлось принимать на постой немца. Ее дочь, моя бабушка Аня, рассказывала, что она должна была его кормить и поить. Она так его ненавидела, что когда накладывала еду, каждый раз крыла его матом и желала, чтобы он подавился. Когда в очередной раз немец сел поесть, моя прабабка налила ему суп и хотела поставить на стол, а он на хорошем русском сказал: «Уводи корову в лес, матка, мы ночью отходим». Суп у нее так и перевернулся, пришлось убирать и новый наливать. Кто бы мог подумать, что эта «немчура», как они его называли, знал русский язык и спокойно слушал, как моя маленькая бабушка его поносила.

Корова в то время была бесценным сокровищем, кормилицей, благодаря которой можно было получить такие деликатесы, как сметана и творог. По совету немца бабушка отвела корову в лес и привязала к березе, так они спасли свою кормилицу и сами спаслись от голода».

Патриотический форум в Подольске: «катюша» и награждение ветеранов>>

Марина Снегирева, 39 лет, заместитель главного бухгалтера:

 Из личного архива

«Моя бабушка Екатерина Федоровна Рыбалко после окончания медицинского училища по распределению работала медсестрой в госпитале на границе с Польшей. 22 июня 1941 года они с подругой вышли из клуба после танцев, а на улице немецкие диверсанты хозяйничают. Они испугались, побежали прочь. Смотрят – грузовик документы вывозит, а председатель комитета комсомола кричит: «Прыгайте к нам, уходить надо!». Они бросились к грузовику, их затянули на полном ходу. Девушки все колени ободрали, но были счастливы – им очень повезло.

Так для моей бабушки и ее подруги началась война. Грузовик увез их в тыл, там восемнадцатилетним девчонкам выдали одну бумагу на двоих вместо паспортов. 4 июля 1941 года они отправились с госпиталем на фронт. А закончила войну бабушка только в 1948 году в Польше, вместе со своим госпиталем».

Город воинской славы: новое звание для Подольска, салюты и памятная стела>>

Елена Тихонова, госинспектор ОГИБДД Подольска, майор полиции:

 Из личного архива

«Моя бабушка по линии отца Евгения Паламарчук встретила войну 14-летней девочкой в Житомире на Украине. Она рассказывала, как проводили срочную эвакуацию с востока на запад. Эвакуировали заводы, фабрики, всю технику, гнали крупный рогатый скот. Был июнь, море травы, скотина сытая, но доить коров было некогда – стоял вой измученных животных. Чтобы облегчить их страдания, люди сдаивали молоко прямо на дорогу. Все канавы были полны молока. Текли молочные реки, только это была совсем не сказка.

Во время перегона скота началась бомбежка, осколок от снаряда ранил бабушку под грудь, но она осталась жива. Потом она пробиралась через лес к своей деревне и наткнулась на отбившуюся от стада корову, решила привести ее домой, чтобы было чем кормить семью, в которой было четверо детей. По пути встретила немцев – они смеха ради стреляли по бабушке, но не на поражение, а чтобы попугать ее и поиздеваться.

Деревня была занята немцами. Раненая бабушка дошла до дома и довела корову. Рана болела и гноилась. Деревенский фельдшер согласился помочь только взамен на воз дров и телегу сена. Идти в лес за дровами означало подписать себе смертный приговор – могли принять за партизана и расстрелять на месте.

В доме семьи бабушки Жени поселились чехи, которые тогда воевали на стороне Германии. Среди них оказался военный врач. Он заметил ранение и практически в полевых условиях прооперировал бабушку, извлек из тела осколок снаряда.

Жителей угоняли на работы в Германию. Моей бабушке поставили лагерный номер на руке, собирались на эшелонах отправить на запад. Но она разбиралась в травах и пошла на хитрость. Они с подругой натерли кожу какими-то травами, и вскоре по всему телу пошли отвратительные волдыри и язвы. Их посчитали больными и заразными и выгнали из эшелона. Так они остались на Родине.

После освобождения Житомира бабушка работала в тылу в запасном пересыльном полку, стирала и штопала одежду наших солдат, за это получала булку хлеба и котелок каши. Этим и кормила семью. Потом она познакомилась с будущим мужем – моим дедом, служившим в Богунском полку. Она родила пятерых детей и в 1956 году уехала с семьей в Алтайский край, осваивать целину. Умерла бабушка Женя в 2011 году».

Роман Бурцев, «подольский Ди Каприо»:

«Моему деду Николаю Романову в начале Великой Отечественной войны было всего 18 лет. Он был станковым пулеметчиком. На Курской дуге немцы на пулеметный огонь отвечали минометным. Мина упала рядом с дедом, он закрыл глаза и крикнул: «Мама!». Случилось чудо, и снаряд не разорвался».

Военные мемориалы Подольска: где почтить память участников Великой Отечественной войны>>

Алина Богданова, 38 лет, интернет-журналист:

© pixabay.com, Meditations

«Мой дед Сергей Добрынин всегда отказывался говорить про войну – мол, ничего геройского не совершал. Только одну историю он рассказывал нам, внукам.

Когда дедушка вместе с войсками вошел в Берлин, то на окраине города в заваленном после бомбежки подвале услышал звуки, похожие на плач ребенка. Он откопал дверь и открыл ее, и оттуда выползла собака – немецкая овчарка. Дедушка покормил ее хлебом, и она стала следовать за ним везде. Когда он вместе с солдатами устроился на ночлег, собака вовремя подала голос и спасла всех от нападения диверсантов. После этого Найду, как назвал ее дед, взяли на довольствие. Собака прошла с ним весь остаток войны и не раз спасала жизнь советским воинам. Потом дедушка привез Найду домой на радость своему сыну – моему отцу.

Еще я запомнила, что когда в 1990-х начали печатать разоблачительные статьи про советских солдат, дед рассказывал, что он лично видел, как его однополчане делились последним с мирным населением. Он и сам не раз делился своим пайком.

Когда я подросла, то нашла на сайте «Память народа» благодарности дедушке от его командования за то, что он подвозил снаряды для артиллеристов на передовые позиции прямо под огнем, участвовал в форсировании стратегических рек, в том числе Вислы, и успешно переправлял снаряды и коней. Он удостоен нескольких медалей «За отвагу» и других наград».

Опрос по теме

Как вы планируете отмечать День Победы?
Буду гулять в своем городе и поздравлять ветеранов
Уеду в отпуск
Буду отдыхать на даче
А я буду работать в праздники

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите "Ctrl+Enter"

Другие СМИ

‡агрузка...