сб, 03 декабря, 22:48
-8°C
В Подольске
Следи за жизнью в городе

30 августа 1757 года русские войска под командованием Степана Фёдоровича Апраксина одержали победу над прусской армией в сражении под Гросс-Егерсдорфом

Одним из первых сражений Семилетней войны, обнажившей пороки русской армии, стал бой при селении Гросс-Егерсдорф 19 (30) августа 1757 года. Фельдмаршал Иоганн фон Левальдт держался хорошо укрепленной позиции в районе Велау.  

Он выжидал, разослав в сторону врага  разведывательные легкие партии. Король Фридрих Великий дал Левальдту указания --  по возможности нанести русским быстрое поражение и принудить Апраксина к миру. Левальдт ждал подходящего случая. Узнав о начавшемся обходном маневре русских, Левальдт двинулся навстречу  противнику с намерением решительно атаковать  колонны русских на марше.

Граф Апраксин готовился обойти прусскую армию в направлении на город Алленбург. До начала марша русские войска занимали укрепленный лагерь на берегу Прегеля в районе деревушки Норкиттен. Предстояло совершить марш через Норкиттенский лес. 

По диспозиции намечалось двигаться тремя колоннами. Правая колонная была сформирована из полков первой дивизии генерала СибилГраф Петр Румянцевьского. В нее входили мушкетерские полки Муромский, Нижегородский, Вятский, Черниговский, Ростовский, затем правее шли 1-й Гренадерский полк, Суздальский, Углицкий, Невский, Сибирский и Вологодский. В средней колонне маршировали полки второй дивизии генерала князя Лопухина – мушкетерские Нарвский, Киевский, 2-й Московский, Выборгский, Ладожский и 2-й,  3-й Гренадерские полки. Левая колонна состояла из  мушкетерских полков Апшеронского, Бутырского, Белозерского, Архангелогородского, Псковского, полков конно-гренадер Каргопольского, Нарвского и Рязанского, казаков – донских, слободских, украинских, калмыков. Граф Петр Румянцев командовал при движении резервом – 4-й Гренадерский, мушкетерские полки Новгородский, Воронежский, Троицкий, кавалерия – Кирасирские полки Наследника и 3-й Кирасирский, Нижегородские драгуны, Рижские  и Санкт-Петербургские конно-гренадеры, Чугуевские казаки, Сербский и Венгерский гусарские полки. Накануне битвы  ни у русских, ни у  пруссаков не имелось точных данных о силах противника.

Сразу три прусские колонны выбрались из леса у Норкиттена. Еще не взошло солнце, было около 4 часов утра.  Русский авангард в это время пробирался через дефиле. Пруссаки встретились русским внезапно. Разгорелась паника среди солдат императрицы Елизаветы.  Быстро собраться  и приготовиться к бою мешали громоздкие обозы, забившие дорогу. С трудом офицеры навели порядок и вывели солдат на опушку леса у Норкиттена. Постепенно к восходу солнца  русские заняли позиции на высотах у Зиттендельда. 

Три колонны прусских войск вышли из Норкиттенского леса в предрассветном сумраке (около 4-х утра). Русские войска двигались в это время через узкие дефиле. Появление противника внесло сумятицу в ряды русских частей. Движение затруднили многочисленные обозы. Выбраться на опушку Норкиттенского леса удалось не сразу, офицеры с трудом навели относительный порядок в войсках. Авангардные части расположились на Зиттенфельдских высотах. Под  прямым углом к линии фронта стояли части  2-й дивизии. Первая дивизия прошла в район сбора войск с промедлением, допустив большой разрыв между боевыми линиями (со 2-й дивизией).

В пять часов утра прусские драгуны принца Гольштейна ударили на вторую русскую дивизию, под удар попали Выборгский и Московский  мушкетерские полки. Драгуны Гольштейна обратили в бегство грузинских гусар и казаков с Дона. Но пехота выстояла и ружейной пальбой отогнала драгун к деревне Удербаллен. В это время строилась пехота  фельдмаршала Левальдта. Началась массированная атака на вторую дивизию, в которой шли в огонь Гренадеры  Лоссова, пехотные части генералов короля Фридриха -- Гора, Кальнайна,  Канитца.

На правый фланг полков Лопухина пошли мушкетеры Белова, Поленца и  Манштейна. Дрались ожесточенно, ружейным боем и в рукопашную. Русские контратаковали. Но  Второй гренадерский полк и Нарвский мушкетерский  были отброшены пруссаками в лес.  От полного разгрома и позора поражения спас вторую дивизию граф румянцев. Он направил свои полки на стык  второй и первой дивизий. Удалось атаковать части Поленца и Манштейна в момент резни нарвцев. Румянцевские бойцы отбили прусских солдат от фланга второй дивизии.

На правом фланге позиции была произведена попытка драгунами генерала Шорлемера уничтожить 1-й Гренадерский полк. Однако драгуны потерпели поражение, потеряв много солдат.  Успех сопутствовал прусским драгунам Финкенштейна и гусарам Малаховского, которым удалось обратить в бегство казаков и гусар русской армии. Но командиры  пруссаков не смогли удержать солдат, рвавшихся грабить русские  обозы. В результате полного успеха не достигли. 

В результате кавалерия Финкенштейна и Малаховского была залпами методично расстреляна первым Гренадерским полком. Первая русская дивизия к девяти часам атаковала пруссаков с фронта и во фланг. Левальдт  пытался удержаться, бросая в бой части генерала Мантейфеля. В пороховом дыму мушкетеры прусского генерала Зидова  перебили батальным огнем целый батальон своей же пехоты, приняв их за неприятеля. 

Не выдержав атак русских войск, пруссаки отступили к лесу у Норкиттена. Пока шло дело у леса на левом фланге донские казаки имитировали нападение на драгун Гольштейна и Шорлемера. Пруссаки купились на уловку казаков, бросились преследовать, попали под огонь русских батарей. Полсотни русских пушек свалили картечью  сотни драгун неприятеля. Армия пруссаков после этого стала откатываться по всему фронту. К 11 часам утра прусская армия была полностью выбита из Норкиттенского леса, фельдмаршал Левальд был отброшен на исходный рубеж, с которого он наступал.

Победа при Гросс-Егерсдорфе недешево стоила русской армии. Пали  1818 солдат и офицеров. Армия лишилась 3 генералов. Ранены оказались  2237 чина ( в том числе 7  генералов). Потери прусских войск были несколько меньшие -- 1414 убитых солдат и офицеров, 4494 – изранено.Но победа не дала никакого стратегического перелома. Только продемонстрировала стойкость русской армии, несмотря на скверное управление и плохую службу тыла.  Граф Апраксин отважился на преследование  отступавшего к селению Веслау фельдмаршала фон Левальдта. 

Значительные потери не позволили прусским генералам дать второй бой. Они решили за лучшее  отступать  от прусских границ. Начали сказываться перебои с поставками провизии русским войскам. Фельдмаршал Апраксин вынужден был остановить наступление, чтобы привести в порядок снабжение и тылы. С 27 августа 1757 года русская армия концентрировалась у Тильзита, испытвая лишения. Ряды солдат стали косить голод и мор.

Дело дошло до того, что начальники отвели в конце концов голодающую армию за Неман на зимние квартиры. Это была уже стратегическая победа короля Фридриха, который мог теперь оправиться от потерь и заняться французами. 

Фактически плоды большой и дорогой победы у русской армии украли казнокрады и  подрядчики, которые оставили солдат без пайков и теплой одежды к осени. Получалось, что кровь русских героев была пролита даром в угоду подлым купцам и тем вельможам, которые  наживали состояния на военных подрядах. 
Виновником ситуации, когда дело дошло до императрицы Елизаветы, стал престарелый фельдмаршал Апраксин. Его вызвали в столицу -- в Петербург. Там судили военным трибуналом. Правда, Апраксин не получил решения суда из-за кончины своей от инсульта.

Отдельные русские военные историки (А.А.Керсновский, например)  полагают, что  Апраксин стал просто козлом отпущения,  на которого  Конференции (Военный совет при императрице Елизавете), перевел стрелки, стремясь оправдаться за плохое командование армией.  Военный совет тормозил принятие решений главнокомандующим, от чего и страдало все дело. 

В. Ершов, сайт armflot.ru В

Фото: сайт armflot.ru 


Актуальное

Другие СМИ