сб, 10 декабря, 13:50
-6°C
В Подольске
Следи за жизнью в городе

1 августа в 1770 году русская армия одержала победу над турецкой армией при Кагуле

245 лет назад, 21 июля (1 августа) 1770 года, произошло решительное сражение на реке Кагуле. Русская армия под началом П. А. Румянцева, которая насчитывала не более 32 тысяч человек, наголову разгромила османскую армию Халил-паши численностью 150 тысяч человек. Победа при Кагуле имела стратегическое значение, османская армия уже не смогла восстановиться и проиграла кампанию 1770 года. 

Румянцев решил опередить противника, не дать ему навязать свой бой, пользуясь преимуществом в числе и огромными массами быстрой конницы. Необходимо было перехватить инициативу и ошеломить врага. Румянцев хотел разбить визиря прежде, чем татары успеют прийти ему на помощь. 21 июля (1 августа) во 2 часу ночи русская армия вступила из лагеря и в нескольких колоннах двинулась к Траянову валу.

Пехотные колонны, приблизившись к противнику, должны были перестроиться в пять каре различной величины. Самым большим было каре дивизии Олица, построенное в виде прямоугольника и находившееся в центре боевого порядка русской армии. Правее его находилось каре Племянникова, на правом фланге — каре Баура. Левее Олица — каре Брюса, на левом фланге — каре Репнина. В каждом каре был небольшой резерв. Кавалерию расположили между пехотой, артиллерию — по углам и фасам всех каре. Сам Румянцев находился в каре Олица. 

Генерал-квартирмейстер Баур получил указание атаковать левое крыло противника, располагавшее близ Кагула. Племянников и Олиц атаковали центр турецкой армии, генерал Брюс — правое крыло. Князь Репнин должен был взять ещё влево и обойти правое крыло османской армии. В главном каре было около 6 тыс. солдат, в других до 3 тыс. человек. 

Как войска не старались идти бесшумно, но все-таки по степи к Траянову валу шли тысячи пехотинцев и ехали тысячи всадников. Иногда кто-кто спотыкался и, не выдержав, ругался вполголоса, гремело оружие. По каменным ухабам тарахтели более сотни орудий. В начале, казалось, что османы не слышат ничего. Правда, однажды в их лагере вдруг началась беспричинная пальба. Видимо, охране показалось, что они видят русских разведчиков. Но это была ложна тревога, вскоре всё стихло.

Когда подошли к древнему укреплению, заалел восток. До османов осталось около двух верст. Наши войска построились в пять каре и перешли Траянов вал. Наши солдаты увидели, что на высотах, прилегающих к турецкому лагерю, табунятся тысячи турецких всадников. Турки, судя по всему, также готовились к наступлению. Вся ложбина между гребнями высот была покрыта всадниками. Это была весьма красивая картина, если бы не близость битвы. Турецкая конница представляла весьма пёструю картину: красные, синие, малиновые черпаки, расшитые золотом, огромные чалмы, разноцветные шаровары, значки, бунчуки и самое различное оружие, всё это двигалось и волновалось. 

Румянцев приказал главной батарее генерала Мелессино ударить по османскому лагерю и кавалерии. Ясным утром загремели пушечные выстрелы. В лагере началась суматоха. Турецкие спахи (сипахи, турецкая кавалерия) немедленно лавиной бросились на русских. Морю неприятельской конницы не было видно конца. К грому орудий прибавился топот тысяч лошадей и неистовый боевой клич всадников. 

Русские каре остановились, что принять удар врага. Они стояли неподвижно, грозной стеной ощетинившейся сталью штыков. Тысячи османских всадников облепили русские дивизии. Каре Брюсова и Репнина были полностью окружены. Главная масса турецкой кавалерии бросилась на левое, слабое каре Брюса. Русские солдаты встретили противника ружейно-пушечным огнем. Столбы пыли и пороховой дым скрыл всё. Спахи с дикими воплями бросались в атаку. 

Но потери от пушечной и ружейной пальбы отбили у турецких всадников бросаться на пехоту. Тогда турецкая конница бросилась на малочисленную русскую кавалерию, которая стояла между каре и при поддержке пехоты отражала атаки врага. Из каре Брюса и Репнина на помощь нашей кавалерии был направлен генерал-майор Херасков с гренадерским батальоном и 4 орудиями, и подполковник Толстой также с гренадерским батальоном и двумя орудиями. Их удачный огонь обратил в бегство часть османской конницы. 

Затем османская кавалерия кинулась вдоль лощины на большое каре Олица. Часть турецкой конницы атаковала с фронта, часть — с тыла, выйдя изо рва у вала. Тогда командующий Румянцев приказал бросить в бой резерв с пушками. Резервные войска открыли огонь вдоль рва. В тоже время главное каре подалось влево и стало обстреливать лощину. Османы вынуждены были отступить. 

Атаки огромной массы турецкой конницы были успешно отбиты. Османская пехота не подкрепила атаки конницы и спахи выдохлись. Им нужно было время, чтобы восстановиться, собраться с духом. В 8 часов утра наши войска приблизились на пушечный выстрел к турецким окопам, которые занимали десятки тысяч янычар со 140 орудиями. Обе стороны вели сильный артиллерийский огонь. Однако наша артиллерия концентрировала усилия на необходимых участках и выигрывала дуэль. Многие турецкие орудия были сбиты меткими выстрелами наших артиллеристов. Турки сконцентрировали огонь преимущественно на каре Олица и Племянникова.

Тем временем каре Племянникова и Олица приблизились к линии вражеских окопов и приготовились атаковать их. Каре Племянникова несколько выдалось вперёд, двигаясь быстрее соседнего каре Олица. Вдруг из лощины, пролегавшей поперёк окопов, на каре Племянникова бросились с саблями и ятаганами тысячи янычар. Они, видимо, сидели в засаде. Нападение было столь неожиданным, что правый фас каре, который составляли Астраханский и первый Московский полки, сразу был прорван. Русские пехотинцы не успели даже дать залп. Янычары ворвались в середину каре и опрокинули некоторые полки, которые побежали искать спасения в каре Олица. Турки, торжествуя победу, радостно кричали.

"Теперь, наша очередь", — сказал спокойно Румянцев находившемуся при нём герцогу Брауншвейгскому, и поскакал к расстроенному каре. Присутствие главнокомандующего, которого обожали солдаты, восстановило порядок. Каре Племянникова сомкнуло ряды. Гренадерский полк бригадира Озерова остановил противника. Румянцев в это время остановил бегущих солдат: «Стой, ребята! Стой! — кричал он. — На вас смотрят отцы и матери! На вас смотрит Родина! Стой!» Солдаты пришли в себя, становились плечом к плечу. 


Румянцев увидев оплошность вражеского командования, которое не поддержало вовремя удачное нападение янычар, приказал коннице ударить по турецкой пехоте. Русская конница Салтыкова и Долгорукова ударила по янычарам. Началась рубка. Пехота каре Племянникова, обозлённая конфузом, яростно ударила в штыки. Отборная турецкая пехота дрогнула и побежала. Русские кирасиры и карабинеры рубили бегущих янычар, которые пытались скрыться в окопах. За ними в атаку бросились егеря. Ими в этом сражении командовал молодой офицер М. И. Кутузов, который отличился в этом сражении и был произведён в премьер-майоры. 

Турецкая оборона рухнула. Главные наши силы атаковали окопы с фронта. Отряд Репнина зашёл во вражеский тыл и начал громить его огнём своей артиллерии. Первой во вражеский лагерь ворвались войска Баура. Егеря, рассыпавшись между палатками, били турецких командиров на выбор, увеличивая беспорядок. В лагере началась паника, все бросились бежать, бросая пушки, оружие и все имеющееся добро. Сражение завершилось в 3 часа дня. Победа была полная. Армия крымского хана вмешаться не успела. Она отступила к Измаилу, а затем Аккерману.

Корпус Баура, усиленный одним пехотным полком и двумя гренадерскими батальонами, преследовал противника до самого Дуная и захватил много пленных и трофеев. 22 июля (2 августа) войска Баура захватили старый османский лагерь, расположенный в 20 верстах от места генерального сражения. 23 июля (3 августа) корпус Баура достиг Картала, где на другой берег Дуная переправлялись разбитые османские войска. Хотя в распоряжении турок имелось множество судов, на месте переправы царил полный беспорядок. Баур, увидев развал в стане врага, построил корпус и атаковал османов. Османы потерпели очередное поражение. Наши войска захватили весь находившийся у реки обоз, артиллерийскую батарею в 30 пушек, и более тысячи пленных. Великий визирь бежал в Измаил. 

Итоги

Победа была блистательной. Потери османских войск, по самым умеренным данным, простирались до 20 тыс. человек. Русскими трофеями стали 140 орудий и 60 знамен. Русские войска захватили огромный обоз и османские лагеря со всеми запасами и снаряжениям. Русские потери не превышали 1000 человек.

Успех Румянцева вызвал восхищение современников. Императрица Екатерина II в своём рескрипте отметила: «Одно ваше слово «стой!» проложило путь новой славе, ибо по сие время едва ли слыхано было, чтоб в каком-либо народе, теми же людьми и на том же месте вновь формировался разорванный однажды каре, в виду неприятеля, и чтоб ещё в тот же час, идучи вперед, имел он участие в победе». Императрица наградила генерал-аншефа графа Петра Александровича Румянцева орденом св. Георгия 1-й степени. 2 августа Екатерина возвела Румянцева в чин генерал-фельдмаршала. В честь блистательной победы была отчеканена медаль «За победу при Кагуле». Медалью наградили более 18 тысяч солдат и унтер-офицеров.

Эта победа имела стратегическое значение. Османская армия была разгромлена и рассеяна, она уже не могла в 1770 году препятствовать русскому наступлению и захвату крепостей. 26 июля (6 августа) корпус Репнина взял Измаил, после чего двинулся дальше, последовательно захватывая оставшиеся в распоряжении турок опорные пункты на Нижнем Дунае. 19 августа русские войска взяли Килию, 28 сентября — Аккерман, 9 ноября — Браилов. 14 ноября Гудович вновь вошёл в Бухарест. 2-я армия, при поддержке войск 1-й армии, 16 (27) сентября взяла Бендеры. Кампания 1770 года завершилась полным успехом русской армии.

Александр Самсонов

Сайт http://topwar.ru/

Фото: сайт topwar.ru 

Актуальное

Другие СМИ