пн, 21 октября, 02:51
+14°C
В Подольске
Следи за жизнью в городе

«Я была готова умереть»: анонимные алкоголики из Подольска о зависимости

© pixabay.com, lechenie-narkomanii

Всемирная организация здравоохранения давно признала алкоголизм хроническим заболеванием – опасным и нередко смертельным. Количество зависимых от спиртного растет с каждым годом, а их средний возраст уменьшается – болезнь «молодеет», это тревожная тенденция. Обозреватель «РИАМО в Подольске» пообщалась с бывшими алкоголиками, которые смогли справиться с недугом и начать новую жизнь.

«Любой может оказаться на улице»: бывший бездомный о бродячей жизни>>

Сергей, 49 лет, предприниматель:

©  сайт GIPHY

Алкоголизм – это не просто зависимость, а настоящая болезнь, которая не приобретается откуда-то извне. Она «сидит» в человеке и ждет своего часа. Скажу сразу: не существуют бывшие наркоманы и бывшие алкоголики – чтобы оставаться трезвым, нужно работать над этим каждый день и понимать, что болезнь никуда не денется и не уйдет.

Дорогие лекарства и приступы во сне: как живет девочка с эпилепсией

Все началось со дня рождения брата – ему исполнялось 18 лет, а мне было всего девять. Соответственно, брату уже можно было отмечать свой праздник «по-взрослому», с алкоголем. А я сидел под столом и воровал стаканы с вином – это всех очень забавляло, я чувствовал себя героем.

Затем осознанно я выпил во время похода на природу вместе с ребятами – мне было лет 13, а потом на 40-летие Победы – где-то в 14 лет. Тогда произошло нечто странное: я стал допивать недопитые напитки друзей. Помню, как девчонка испугалась того, что я сильно напьюсь и им придется тащить меня домой. Я напился, но держался на ногах. Так у меня появилась иллюзия контроля – я думал, что могу пить и не напиваться, что я все контролирую. Это была большая ошибка. Конечно, потом были случаи, когда меня тащили домой друзья, когда я попадал в милицию. Но это было неважно – я думал, что все под контролем.

В моем случае алкоголизм – заболевание наследственное. Я видел, как постоянно пьют оба деда, отец, старший брат, причем последний стал еще и наркоманом. Но семья у нас была благополучная: отец работал инженером и сдавал госкомиссии атомные подводные лодки, мать – порядочная, дед один воспитал детей в послевоенные годы – его все уважали. Отец выпивал только дома – думаю, что окружающие многого не видели. Помню, как он резал себе руки бритвой и клялся больше не пить, а вскоре опять напивался. Но я искренне думал, что меня этот недуг обошел стороной.

Итак, я окончил школу, пошел в армию. Соответственно, за два года службы пил всего два раза – на Новый год. Как-то мне дали недельный отпуск на свадьбу брата, и я пропил всю неделю, а после вернулся к службе.

Новое имя — новая жизнь: как подольчане изменили свою судьбу

Потом во время студенчества выпивал по пятницам и субботам. Затем стал работать, создал семью, родился сын. Но я пил все больше и больше. Это стало незаменимой частью моей жизни. Я развелся с супругой, но руки не опустил: успех сменялся неудачами, я продолжал трудиться, а алкоголь как будто придавал сил.

Женился во второй раз, начал строить дом, появилось еще двое детей. Мне казалось, что все хорошо. И я не замечал, что стал пить каждый день и помногу. В итоге не выдержала и вторая жена. Но даже на этот счет у меня был план – думал, попью неделю-другую и начну все с чистого листа. И тут произошел переломный момент, который и изменил мою жизнь: я узнал, что мой сын наркоман! Это шокировало меня, и я решил во что бы то ни стало помочь ему.

Я узнал, что есть группы анонимных наркоманов, где помогают справиться с такой зависимостью. Соответственно, решил и сам бороться со своим пагубным пристрастием. Так я попал в содружество «Анонимные алкоголики» и узнал о 12-шаговой программе на пути к трезвости. Никогда не думал, что это работает, – но это работает! Я познакомился со множеством людей, которые перестали пить и остаются трезвыми на протяжении десяти, двадцати лет. Они научились жить трезво.

Именно здесь я понял, что алкоголизм – это болезнь, которая разрушает все, что есть у человека. Она не пройдет, ее не вылечить. Но с ней можно жить, оставаясь трезвым. Жить, словно с диабетом – знать, что ты болен, и отказываться от того, что противопоказано.

Исследователь гениальности об идеале, творческом даре и божьей искре>>

Леонид, 43 года, столяр:

© pixabay.com, jarmoluk

В школьные годы я учиться не любил – мне это давалось тяжело. Но когда я однажды увидел деревяшку, то подумал, что из нее можно что-то сделать. Так и решил стать столяром. Думаю, когда я после 9 класса ушел получать рабочую специальность, школьные педагоги выдохнули. Но мне нравился мой выбор.

Впервые серьезно выпить я решил лет в 14 вместе с другом. Взяли бутылку водки и пошли пить на речку. Выпили половину бутылки, и друг мой сказал, что больше не может пить. Помню свою радость – я обрадовался, что мне больше достанется. Видимо, это было заложено во мне изначально.

Многодетная мама из Подольска про борьбу с раком, веру в Бога и оптимизм

В 15 лет я проходил практику на стройке. Зашел в строительный вагончик, а там сидели суровые мужики, которые дали мне стакан водки и смотрели, смогу ли я его выпить и не поморщиться. Я смог!

Когда стал работать, стал пить еще чаще. Все-таки рабочая профессия, рабочий коллектив, все пили – ну и я. Конечно, от других я отличался отсутствием контроля. То есть, если одни могут выпить, к примеру, бутылку водки и остановиться, то я – нет. Я пил до тех пор, пока не упаду.

Лет до 30 я не замечал своей проблемы. Думал, что это все несерьезно. Но когда появились проблемы со здоровьем, то понял, что умру, если не перестану пить. И вот тут понял – беда! Бросить было невозможно! Я держался месяц-два, потом срывался и уходил в запой, страдал, попадал в больницу – и все повторялось снова по кругу.

Каждый раз я придумывал новую систему, развешивал по квартире напоминания, что пить нельзя. Даже на заставку в телефоне поставил свою фотографию в пьяном виде, вид просто отвратительный! Думал – захочу выпить, увижу себя и передумаю. Конечно, это не сработало. Кодировки – тоже нет. Моим друзьям они не помогали – я видел, как закодированные пили вместе со мной, и поэтому не стал даже пробовать.

Тем временем здоровье становилось все хуже и хуже – я умирал, но не мог прекратить пить. Мне не нужна была ни любимая работа, ни вторая половинка – никто! Никто и ничто не могло отвлечь меня от этой зависимости. Я просто не знал, что делать. Как-то пришел в церковь – это был последний шанс для меня, дальше была только смерть. Ко мне подошел священник и порекомендовал посетить группу «Анонимные алкоголики».

Сейчас я стараюсь регулярно посещать группу. Она мне очень помогает. Когда я увидел таких же, как и я, с той же бедой, но исцелившихся, то понял, что и сам так смогу. Здесь не заставляют отказаться от алкоголя, здесь учат жить трезво, без эгоизма и по совести.

Как книги меняют жизнь: 6 историй от жителей Подольска>>

Татьяна, 39 лет, сотрудник сферы охраны труда:

©  Pixabay.com

Трезвая я уже почти пять с половиной лет. Не помню день, когда я последний раз выпила алкоголь, потому что на тот момент я уже не хотела жить. У меня было состояние, когда ничего не помогает: и спиртное не помогает, и семья не помогает – ни муж, ни дети. В последние дни я просто не знала, как жить дальше. Были даже попытки суицида. Но я жива и здорова! Думаю, что я жива для того, чтобы делиться своим опытом с другими. Я – свидетель того, что можно жить радостно, счастливо и свободно даже с таким заболеванием, как алкоголизм. Сегодня у меня нет желания пить.

Скажу сразу: алкоголизмом заболевают люди любого пола, возраста, социального статуса. Лично я в школе была отличницей и старостой класса, окончила музыкальную школу, занималась танцами, в плохих компаниях не гуляла, прилежно училась – была примерным ребенком, всегда и везде на передовой! Когда мне было восемь лет, погиб мой отец, и эта утрата стала потрясением. Я переживала ее не так, как все, – видимо, уже тогда эта болезнь была во мне, но я этого просто не понимала.

Жертвы моды: «Я взяла слишком острый нож и осталась без ресниц!»

Впервые я попробовала алкоголь на выпускном в музыкальной школе. И сразу же напилась! Соответственно, появилось чувство вины. Потом поступила в музыкальное училище и, как и все студенты в то время, стала выпивать по пятницам. В отличие от других, я не просто пила, а именно напивалась.

Потом вышла замуж за военного, родила детей, стала жить обычной жизнью. Удивительно, но сейчас я понимаю, что уже тогда алкоголизм «сидел» во мне, но я этого не знала. Дело в том, что уже тогда я была недовольна своей жизнью, я была словно на грани, бежала от чего-то. Причем поначалу не пила и даже придумывала какие-то странные отговорки: алкоголь влияет на фигуру и так далее.

Потом наступил день, когда алкоголизм взял вверх. В тот момент я была уже на грани, словно натянутая струна. Жизнью я была недовольна, я даже не знала, что именно не так, но чувствовала, что происходит что-то неладное. Сначала я пила по пятницам, а потом с каждым разом все больше и больше.

Убежала от мужа, который тоже пил и поднимал руку. Второй раз вышла замуж, поднялась по карьере, но продолжала пить. В последние три года я дошла до того, что стала пить ежедневно и помногу. Я не могла уже ни говорить, ни жить без спиртного. Повсюду были бутылки и различный алкоголь. Я пила по пути от работы до дома, пила на работе, чтобы работать, пила постоянно. Мой младший сын встречал меня и обнюхивал, чтобы понять, пила я или нет.

Я могла пропасть и вообще не появиться дома, попадала в реанимацию... Но продолжала думать, что все хорошо – что никто этого не замечает. Я боялась потерять работу и поэтому стала постоянно придумывать что-то новое. Дошла до того, что стала пить бальзамы, а потом покупала по 10-15 пузырьков календулы и прополиса. Это же не водка, от этого не пахнет, думала я.

Бросить все: подольчане о том, как ушли от цивилизации

Закончилось все тем, что и второй муж уже не смог это терпеть. А я сама просто не знала, как жить дальше. Дело в том, что алкоголики больны и душой, и телом, и разумом. Мы не умеем жить трезво, наш разум болен, нам сложно воспринимать реальность без алкоголя. В итоге я попала на реабилитацию, где и узнала о группе «Анонимные алкоголики».

Алкоголизм забирает все: пол, лицо, семью, работу. Остается только алкоголь, вина и страх. Жить с этим невыносимо. Это сейчас я говорю об этом спокойно – а тогда я думала, что это ущербность, злой рок. Уже в группе я узнала, что алкоголизм – это болезнь, смертельная, неизлечимая и прогрессирующая, наравне с диабетом и раком. Здесь мы не даем себе обещания быть трезвыми всю жизнь, но обещаем оставаться трезвыми сейчас, в эту минуту.

Думаю, что я прошла через все и осталась жива только для того, чтобы делиться опытом с другими. Ведь помочь женщинам-алкоголичкам сложнее, и они умирают от алкоголизма чаще. Поймите, женщина страдает иначе: мы чувствуем вину за несостоятельность как женщины, как матери. Вина настолько сильна, что разрушает, и без помощи здесь просто не справиться.

Каково быть любовницей: «Его жена попыталась задушить меня»>>

Юлия, 38 лет, диспетчер:

© pixabay.com, Sarah_Loetscher

Я пришла за помощью в группу «Анонимные алкоголики», так как уже знала, что я алкоголичка. Употребляла спиртное 21 год – с 15 лет. У меня была благополучная семья, родители не были алкоголиками, мама – учитель. Но пила я даже после того, как меня закодировали. Не боялась умереть – мне было все равно. Я ездила к шаманам, меня гипнотизировали, я перепробовала все, что только возможно, но ничего не помогало!

Бездумная экономия подольчан: «Я купил дешевле, но чуть не ослеп»

До определенного момента я тешила себя иллюзией, что алкоголизм – это не про меня. Я думала так: ну я же хожу на работу, значит, я не алкоголичка! Причем на тот момент все вокруг уже знали, что у меня проблемы со спиртным. У меня были проблемы на работе, в детском саду, в семье.

У меня желанный и любимый ребенок, но даже это не могло привести меня в чувство. Не помог и тот страшный факт, что соцзащита поставила на учет – у меня хотели забрать ребенка! Я ненавидела себя! Помню, как мой ребенок должен был пойти в первый класс, а я даже не могла подготовить его к школе...

На самом деле, это ужасно. Ты думаешь, что у тебя что-то не так с головой, что ты не такой как все, ты ненавидишь себя, чувствуешь огромную вину перед всеми и за все подряд. Жить с этим просто невозможно.

Сейчас я понимаю: в этом нет чьей бы то ни было вины – ни моей, ни родителей, ни близких. Алкоголизм – болезнь. Это нужно принять и научиться жить с этим, не разрушая все вокруг себя. Проблема в том, что алкоголик убивает не только себя, но и семью, карьеру, все что нажил непосильным трудом. Но нельзя опускать руки! Я благодарна тому, что справилась с недугом и по сей день продолжаю оставаться трезвой.

***

Встречи группы «Анонимные алкоголики» проходят каждый день. Узнать подробности можно по телефону: 8 (929) 600-58-76.

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите "Ctrl+Enter"

Другие СМИ


‡агрузка...