вт, 19 февраля, 02:28
-10°C
В Подольске
Следи за жизнью в городе

«Любой может оказаться на улице»: бывший бездомный о бродячей жизни

© РИАМО в Подольске, Виктория Моисеева

Мы стараемся даже не смотреть на тех, кто живет на улице. Ужасаемся грязной одежде и зловонию, боимся, что они заразят нас чем-то или нападут. Нам кажется, что они достигли дна жизни и им уже не помочь. Но ведь оказаться в подобной ситуации можно по самым разным причинам. Обозреватель «РИАМО в Подольске» пообщалась с бывшим бездомным и узнала его грустную историю.

Познакомиться с бездомным

Остаться без дома, стать бомжом – страшный сон любого человека. Когда мы видим бродяг, спящих на вокзалах, попрошайничающих у магазинов и на площадях, то стараемся скорее уйти подальше. И первая мысль: «Он сам докатился до такой жизни, ему не помочь!» Но так ли это? Не всегда. Бывает, что даже успешные люди внезапно оказываются на улице, становятся никем – без имени, жилья и прав.

Об интервью с человеком, который оказался в подобной ситуации, я задумывалась давно. Познакомиться с Алексеем Пузыревым – жителем Климовска, который полгода бомжевал на улицах округа, – посоветовала одна из социальных работников Подольского благочиния и волонтер движения «Милосердие-Подольск». И я согласилась.

Путь неблизкий – сейчас Алексей живет в доме трудолюбия «Ной» в Егорьевском районе. Честно говоря, я немного опасалась, когда ехала туда. И совершенно не могла представить, чего ждать от этой встречи. Но теперь я рада, что могу рассказать его историю.

Гетто бездомных в Подольске: почему не получается выселить опасных соседей>>

Встреча с Алексеем

© РИАМО в Подольске, Виктория Моисеева

Дом трудолюбия «Ной» на первый взгляд ничем не отличается от обычного частного дома. Это несколько довольно крупных строений за высоким забором. Видно, как люди что-то чинят во дворе. Вскоре один из них с улыбкой открывает мне дверь и провожает внутрь.

Алексей в это время был занят шитьем – мастерил небольшой коврик. Мы познакомились, и он рассказал о себе.

«Мне 48 лет, родился в Серпуховском районе, но вырос и большую часть жизни прожил в Климовске. Я окончил школу, а затем Московский художественный технологический институт. По профессии я был художником, разрисовщиком и облицовщиком изделий из дерева. Работать и на стройке доводилось, и на заводе. Потом мне предложили место в московском учебно-производственном центре «Ремесла России», я согласился. Вскоре также пошел работать в детский экологический центр при школе, где я в итоге отработал около 10 лет», – вспоминает он.

Бросить все: подольчане о том, как ушли от цивилизации

И добавляет, что считал себя достаточно успешным и счастливым человеком. Его знали многие жители тогда еще города Климовска, а сегодня одноименного микрорайона Подольска. Но Алексей начал слепнуть.

«Сначала я ослеп на правый глаз, затем стал слепнуть на левый. Мне пришлось уволиться из школы, оставить работу в Москве – никому не нужен слепой сотрудник. На дворе был 2015 год, моей маме поставили диагноз «рак желудка». Вскоре у меня произошла отслойка сетчатки на единственном зрячем глазу, и мне надо было ехать в Москву на операцию. Маме тогда провели первую операцию, ей требовался уход, и для этого она наняла женщину, которая согласилась помогать ей за 500 рублей в сутки. Деньги у нас были, поэтому я был не против», – делится Алексей.

Перед его отъездом на операцию помощница, которая должна была ухаживать за матерью, привела и своего супруга.

«Как оказалось, его я немного знал. Просили за уход они немного, и я решил, что пусть помогают вдвоем – главное, чтобы мама ни в чем не нуждалась. И со спокойной душой отправился в Москву на операцию», – пояснил Алексей.

Он на несколько секунд прерывает свой рассказ и еле слышно добавляет: «Это было рано утром. Мне позвонила соседка и сказала, что мама умерла. Я поехал домой. Я был в шоке».

Многодетные в «аварийках»: «В ветхих комнатушках просто страшно жить»>>

Потеря жилья

В квартиру Алексей попасть не смог – помощники, нанятые его мамой, сменили замок.

Жизнь в коммуналке: «Включишь свет, а на тарелках – покрывало из тараканов»

«Я отправился к ним. Сказали, когда скорая забирала маму, то ключ от квартиры потерялся, и они были вынуждены сменить замок, чтобы хоть как-то закрыть дом. В тот момент мне было не до этого, я был в шоке, сам не свой, я не мог поверить в происходящее. Я и подумать не мог, что меня обманывают», – с горечью рассказывает он.

И добавляет: при первом же осмотре квартиры заметил, что все вещи на своих местах – а значит, беспокоиться не о чем. Главная задача, которая стояла перед Алексеем, – похоронить мать. И для этого ему пришлось продать дачу.

«Я выставил дачу на продажу, но деньги были нужны срочно – хотел достойно похоронить маму. И тут ее помощник предложил помощь, сказал, что его знакомый может купить дачу, но по более низкой цене. В итоге я продал ее практически за гроши. В тот момент мне было не до дачи или квартиры – у меня было горе», – поясняет он.

Вскоре «добродетель» предложил помочь Алексею еще и с работой. И отвез его на ферму – на заработки.

«На третий день на эту ферму приехал какой-то мордоворот. Он вывез меня в лес где-то в Калужской области. Избил. Сказал, что моя мама написала на своего помощника, который ухаживал за ней вместе с женой, дарственную на квартиру, что я теперь бомж и никто! Без прописки оставить меня было нельзя – я инвалид, так что они прописали меня в Калужской области в «резиновом» доме. И выкинули на улицу в Климовске», – рассказал Алексей.

На последние деньги он снял комнату, а когда средства закончились, жил у друзей и знакомых. Конечно, он обращался во все возможные инстанции, однако после проведенной экспертизы вынесли неутешительный вердикт: почерк принадлежит его матери, сделать ничего нельзя.

Многодетная мама из Подольска про борьбу с раком, веру в Бога и оптимизм>>

Жизнь на улице

Как подольчане сдавали квартиры: «Я высыпала тараканов на кровать соседке»

Алексей не знал, где ему искать правду. Вскоре друзьям и знакомым надоело держать у себя бездомного. Из-за прописки в Калужской области он не мог даже попасть в дом-интернат. Пришлось отправиться жить сначала по подвалам, а потом где получится.

На улице Алексей провел в общей сложности полгода. За это время его жизнь навсегда изменилась на «до» и «после».

В его рассказе о жизни на самом дне постоянно звучит слово «стыд». Ведь он обучал детей, и в Климовске его многие знали. Он испытывал жгучий стыд, когда встречал на улице знакомых. Были и те, кто открыто говорил: «И я приводила к вам ребенка? Как вы опустились до такого?»

Он попрошайничал, собирал металлолом, потом запил. На улице встретил много таких же, как и он сам – людей, от которых открещивались прохожие и до которых никому не было дела.

«Я пытался наложить на себя руки трижды. Чуть ли не каждый вечер приходил к своему дому и смотрел на него. Это было очень тяжело», – вздыхает Алексей.

«У нас очень много бездомных, и у каждого своя история. Я познакомился с дядей Колей – он жил в голубятне. Оказался на улице из-за сына-наркомана, который выгнал родного отца из его собственного дома», – сетует он.

О бездомных Алексей рассказывает с жалостью и поясняет, что многие из тех, с кем ему доводилось делиться последним куском хлеба, и сегодня живут на улице и все так же никому не нужны.

«Вы знаете, мы все попали на улицу из-за какой-то ситуации: одни пили, других обманули, третьих предали. Но друг друга мы выручали. Со мной действительно делились последним. Поймите, у этих людей ничего нет, но они готовы поделиться чем угодно. В них больше человечности, чем во многих», – считает Алексей.

Что делать, если в подъезде дома поселился бомж>>

Потеря надежды

© РИАМО в Подольске, Виктория Моисеева

Алексею многие обещали помочь. Но вскоре он понял, что дальше пустых обещаний дело так и не пойдет. Думая о матери, он вспомнил, что она часто ходила в церковь, и первое время думал пойти туда и попросить помощи.

«Но я решил, что не смогу попросить священника помочь. Я редко ходил в церковь – всего раз шесть, и то за компанию с мамой. Как я буду смотреть ему в глаза и просить милостыню? А спустя какое-то время и вовсе потерял веру», – делится Алексей.

Так он и ходил мимо церкви, но зайти не решался.

«Люди очень жестоко относятся к бездомным. У нас нет родственников, мы никому не нужны. Знаете, я столкнулся с удивительной «стеной»: меня никто не хотел принимать и даже слушать. Единственное, отдел соцзащиты встал на мою сторону, за что я им благодарен по сей день», – рассказывает Алексей.

И признается, что иногда сталкивался с невероятной жестокостью по отношению к бездомным.

«Помню случай, когда одного из бомжей сожгли заживо. Он залез в люк, где теплотрасса, чтобы переночевать, и кто-то сверху облил его бензином и поджег», – с ужасом вспоминает рассказчик.

Подольские волонтеры: «Мы очень ждем неравнодушных людей»>>

«Напиться и замерзнуть насмерть»

Как не замерзнуть зимой: советы от представителей «уличных» профессий

Но мир не без добрых людей, и вскоре Алексей все-таки оказался в церкви, куда так стеснялся обратиться за помощью.

«Мне повезло: я встретил по-настоящему добрых и хороших людей, которые привели меня в церковь к батюшке. Я ему рассказал обо всем: о том, как остался на улице, куда обращался, как жил. Он пообещал помочь и сказал, что знал мою маму. И если бы я в первые шесть месяцев пришел к нему, то удалось бы доказать, что она подписала дарственную не в здравом уме! Ее врач-онколог мог дать справку о том, что во время приема сильных обезболивающих препаратов рассудок моей мамы мог помутиться», – вздыхая, поясняет Алексей.

И признается, что в тот момент не поверил в обещание священника помочь, ведь многие обещали и быстро забывали об этом. К тому же неизвестные напали на него, и Алексей оказался в больнице с черепно-мозговой травмой. Это было в начале декабря 2015 года.

«Пришло время выписываться из больницы. У меня было немного денег. Я подумал: а не пойти ли напиться? Тогда где-нибудь свалюсь, замерзну насмерть – и мучения закончатся! Но Валентина из Подольского благочиния навсегда изменила мою жизнь. Когда меня выписывали, она пришла за мной и сказала, что меня отвезут в хорошее место – в дом трудолюбия «Ной», – с улыбкой рассказывает он.

Так Алексей оказался в этом замечательном месте, которое сегодня он называет своим домом.

Разваливающийся дом на Цемянке: жить невозможно, расселить некуда>>

Дом трудолюбия

Сначала его привезли в дом трудолюбия «Ной Заозерный» в Щелковском районе, где приняли и предоставили кров.

«Я полностью ослеп. Но быть обузой не хотел, поэтому пробовал и искал себя – хотел приносить пользу. Сначала думал вышивать коврики крестиком, но не получилось. Затем вспомнил, как моя бабушка плела коврики из тряпок: сначала делала из них косички, а после сшивала их – выходило красиво. И вот это получилось!» – радуется Алексей.

И показывает одну из своих поделок – круглый коврик, сшитый из обычных тряпочек, симпатичный на вид и приятный на ощупь.

Сегодня Алексей продолжает жить в доме трудолюбия, однако его перевели в другое учреждение той же организации – в Егорьевский район. Там он живет уже больше года и очень рад, что обрел жилье.

«Здесь очень хорошо. Мы живем и трудимся, каждый занят своим делом. Помимо этого, можем сходить в магазин. Некоторые ездят на родину – в отпуск. Лично я каждый год возвращаюсь в Климовск, гуляю по знакомым улицам. Все-таки родное место тянет к себе», – поясняет он.

Горький урок

© РИАМО в Подольске, Виктория Моисеева

Алексей говорит, что в Климовске встречает много бездомных. Многие на улице не первый год. Помимо этого, не так давно в подобной ситуации оказалась и его соседка – ее тоже лишили жилья и оставили ни с чем.

«Истории разные, но так похожи! Один мой знакомый потерял все что имел из-за невнимательности и алкоголя: потерял паспорт, а опомнился только через год, когда неизвестные набрали на его имя кредитов. Так и остался без всего. Другой потерял жилье, заложив его в казино. Сейчас люди за квартиру готовы выгнать, обмануть, пойти на самые крайние меры! Это страшно!» – ужасается Алексей.

«Я надеюсь, что моя история станет для кого-то уроком! И если она предостережет хотя бы одного человека – значит, все было не зря», – уверен Алексей.

Он подчеркнул, что беда может прийти к каждому. Поэтому нужно быть внимательными и бдительными, ни в коем случае не доверять незнакомым людям и тем более не подписывать неизвестные документы на жилье.

Погорельцы из дома на Курчатова: четыре года без жилья>>

Алексей ищет родственницу

«Хотят быть полезными» — миграционный юрист Подольска о проблемах иностранцев

Наша беседа подходит к концу.

«Нужно быть человеком: добрым, отзывчивым и честным! Живите по совести и по закону. Нужно быть ближе к Богу. Я раньше был атеистом и не думал, что церковь может как-то изменить жизнь. Но я ошибался! Так что не нужно бояться сделать первый шаг. Открывайте свое сердце вере!» – с улыбкой призывает Алексей.

Он попрощался и пожелал удачи, а напоследок попросил помочь найти родственницу из Климовска.

«Моя родственница Ирина Доброва, 1978 года рождения. Жила в микрорайоне Климовск на проспекте 50 лет Октября, напротив клуба «Электрон». В детстве мы с ней дружили, но связь потеряли. У меня из близких никого не осталось, хотелось бы ее найти», – скромно рассказал Алексей.

Если кто-то из читателей знает эту женщину, то большая просьба сообщить об этом в дом трудолюбия «Ной» или написать в редакцию «РИАМО в Подольске».

Опрос по теме

А вы помогаете бездомным людям?
Да, я всегда стараюсь помочь людям в беде
Иногда могу подкинуть копеечку
Меня пугают бомжи
Нет, эти люди сами виноваты в своих бедах
Никогда не замечал(а) их в нашем городе

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите "Ctrl+Enter"

Актуальное

Другие СМИ