чт, 19 октября, 15:57
+8°C
В Подольске
Следи за жизнью в городе

Автор детективов Маргарита Малинина: «Не люблю хеппи-энды»

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

Писатель Маргарита Малинина из Подольска с детства любила тайны и опубликовала уже семь детективных романов, также по ее сценариям вышло пять серий сериала «След» на «Пятом канале» ТВ. В настоящее время девушка работает над детективом, действие которого происходит в одном из самых необычных и загадочных мест Подмосковья – поселке Дубровицы, где гуляет призрак. О своей новой книге и нелюбви к хеппи-эндам, писательском «трансе» и работе сценариста Маргарита рассказала в интервью корреспонденту «РИАМО в Подольске».

Наталия Солженицына: о Подольске, литературе и патриотизме>>

Про детективы

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

В книге, над которой я сейчас работаю, действие происходит в Дубровицах. Это полумистический детектив, который создан по мотивам легенды о призраке графа Матвея Дмитриева-Мамонова – масона, который пошел против власти и был признан умалишенным. В моем романе девушку попросили подежурить в усадьбе вместо вахтера, и ночью она встречается с призраком. Туда же приедет специалист по паранормальным явлениям и представитель спецслужб. Разумеется, там будут убийства и поиск сокровищ.

Для меня важно, чтобы мои читатели могли представить себя на месте героев, поэтому они у меня обычные люди, а не профессионалы. Стараюсь не уточнять, в каком городе живут главные герои. Чтобы каждый мог представить, что это в его городе происходит. Могу написать, что это Подмосковье или просто небольшой город, иногда события случаются в Москве.

Я пишу не только детективы, но и фантастику. Начинала с детективов, наверное, потому, что я люблю тайны. И дело даже не в том, кто убил. Чаще всего я стараюсь поднимать множество других вопросов. Происходит что-то полумистическое и сыщик-дилетант должен разобраться, не человеческий ли это фактор. Все мои сыщики – дилетанты.

Выбирая из двух жанров, больше склоняюсь к фантастике. Хотя мне нравится и то, и другое. Часто они переплетаются. Например, в моей первой книге фэнтези читателю надо понять, что происходит с главной героиней, почему она путешествует между двумя параллельными мирами. Это, скорее, не детектив, а криминальный роман. В нем разборки, бандиты, погони – все есть фоном.

Следователь Тенгиз Месхия: о сложных делах и «криминальном лице» Подольска>>

Про первый роман

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

Начинала с поэзии. Бабушка рассказывала, что с самого раннего детства я предпочитала говорить рифмами. Первые более-менее интересные рифмы бабушка за мной записывала лет с 7-8. Став постарше, начала делать первые попытки в прозе. Первый детективный роман написала в 16 лет. Конечно, много раз его потом переписывала. Позже он был издан под названием «Первая мрачная ночь». Название дало издательство, не мое.

Я сама предложила Дому книги в Подольске свои произведения, практически сразу после выхода осенью 2013 года в издательстве «Эксмо». Появился плакат на одной из главных витрин с четырьмя первыми изданными книгами. Я приходила и любовалась – так необычно было видеть то, что ты начинала писать еще в детстве, изданным.

У родителей есть полный комплект книг, подписанных мной. Они рады, что я без связей и денег смогла выпустить столько книг. Друзья тоже не творческие, они долго спрашивали, нашла ли я работу. Им трудно было понять, что можно не ходить на работу пять через два и зарабатывать деньги.

Директор музея в Ивановском: про «реанимацию» усадьбы и юбилей Закревского>>

Про сценарии

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

Писать сценарии очень непросто. Листов на 60 в среднем, подробно описывая, какие улики обнаружены, кого подозревали, что вообще происходит в кадре. То есть всю серию, которую увидят зрители. Потом она еще сто миллионов раз переписывается, потому что или редактора что-то не устраивает, или шеф-редактора. Потом начинается следующий этап – поэпизодник, где подробно описывается объект, где будет проходить съемка, чтобы режиссер сразу знал, что ему нужно искать для съемок. На этом этапе тоже могут быть какие-то поправки, все изменяется много раз.

В окончательной версии сценария пишутся диалоги. Следом – кастинговая заявка на актеров с подробным описанием роли, чтобы актеры могли понять характер героев. По моим сценариям уже две серии показали, три серии снято. Идет все с большим опозданием – года через полтора можно увидеть, что ты написал. Часто не знаю, что уже сняли или будут показывать.  

Мой папа работал в милиции в РУБОПе, вышел в отставку в звании полковника. На самом деле, я могу у него что-то спросить, посоветоваться, но сюжеты он мне не предлагает, творчеством занимаюсь сама. В сериалах с некоторыми моментами помогает, чтобы достоверными казались.

Краевед Михаил Некрасов: «В архивах содержатся уникальные сведения»>>

Про Лермонтова и Петербург

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

Мое хобби – путешествия, в которых я люблю фотографировать архитектурные «интересности». Уже много где была – в Германии, Польше, Белоруссии, Франции, Бельгии, Испании, во Франции дважды. В Питере была несколько раз, очень люблю этот город, во Владимире, Суздале, Боголюбове, ближних поселках и городах. По усадьбам Подмосковья люблю гулять.

Стараюсь в разных городах побывать у памятника Лермонтову. Недавно в Санкт-Петербурге по лермонтовским местам прошлась. Была на Садовой возле дома, где он жил. В этом доме написаны такие всем известные произведения, как «Смерть поэта», «Бородино», «Демон», «Герой нашего времени». Здесь Михаил Юрьевич работал над романом «Княгиня Лиговская». С этим домом связано также событие, которое переломило жизнь поэта: 20 февраля 1837 года в своей квартире Лермонтов был взят под арест и в марте 1837 года отправлен в ссылку на Кавказ. На Английской набережной сфотографировала дом, где у Лермонтова произошла ссора с Барантом, после чего состоялась дуэль. В Царском селе побывала, так как его любили многие поэты. Маршрут сама прокладывала.

Считается, что Пушкин – это солнце, а Лермонтов – луна. Мне ближе луна, поэтому и творить я обычно начинаю во второй половине дня. Мне близко очень все, о чем писал Лермонтов. Каждое слово у него, как нож в сердце, попадает в точку. Иногда мне кажется, что мы были знакомы с ним в одной из наших прошлых жизней.

Сати Казанова: «Большое мужество – быть настоящим!»>>

Про журналистику

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

Журналисты – это экстраверты, а писатели интраверты. Журналисты должны интересоваться внешним миром, а мне это не так интересно. Мне интересен мой внутренний мир и что происходит там. Поэтому я изначально больше писатель, чем журналист.

Хотела поступать в литературный, но мама сказала, что это странная профессия, которая вряд ли прокормит, а вот экономист нужен всем и всегда. Это потом уже стало понятно, что у нас все юристы, экономисты, и никуда не устроишься. Тогда же доводы показались мне разумными. Поэтому сначала я отучилась на экономиста-менеджера в Подольском институте (филиале) Московского государственного открытого университета (ПИ(ф)МГОУ). Пошла на вечернее отделение, чтобы можно было работать и помогать семье, потому что мы всегда жили небогато. В общей сложности у меня семь лет офисной работы. До сих пор с ужасом вспоминаю, как мне надоело писать и подписывать бумажки.

Еще во время первой учебы начала искать другие варианты. Нашла дистанционное обучение на журфаке в Институте истории культур и там еще пять лет отучилась. Вот это было интересно! Шла туда ради качественного гуманитарного образования. Хотелось расширить кругозор, понимание мира. Журналистика мне была нужнее, чем филфак, потому что она охватывает практически все сферы жизни.

Актриса Дарья Сагалова: о роли Светы Букиной и жизни в Подольске>>

Про вдохновение

Это мистика. Но можно и заставить себя писать – для этого нужно погрузить себя в транс, и тогда оно придет. Я не пью алкоголь, не курю. Люблю сладости, не отказываю себе в этом. Каждый день делаю зарядку. За первый гонорар в сериале «След» купила себе беговую дорожку. Не вегетарианец, не йог, хотя ограничиваю питание.

Про антиутопию

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

Я писатель-бунтарь и пишу антиутопии. Меня волнует, что люди должны и могут развиваться, но очень мало тех, кто это делает. У большинства есть стереотипы, кем-то установленные, и они ни в чем не сомневаются. Я, наоборот, привыкла во всем «докопаться» до самой сути, анализировать. Только так можно стать умнее, и то только с годами.

Подольчане о дружбе: «Если хочешь найти настоящего друга, стань им сам»>>

Про хеппи-энд

Хеппи-энды не люблю. Очень редко их можно найти в моих книгах, потому что в жизни так не бывает. Я же пессимист. Даже если преступник пойман, и правосудие восторжествовало, все равно у главной героини в конце какой-то кризис, надлом. Люблю драматический конец. Потому что в жизни не бывает, чтобы все было хорошо. По мне, жизнь не делится на черные и белые полосы, скорее, на средне-серые и темно-серые.  

Мне очень жаль читателей, которые хотят получить какую-то отраду в книгах – тогда им нужно читать не меня. Мои книги – как уксус, от которого куксятся. Или как лимон. Я пишу для тех, кто ищет адреналин. Кто работает с бумажками, как я когда-то, а ждет ярких ощущений. Поэтому у меня можно получить в книгах кайф, например, при побеге от маньяка-убийцы.

Актуальное

Другие СМИ