ср, 20 февраля, 10:15
+3°C
В Подольске
Следи за жизнью в городе

Подольские волонтеры: «Мы очень ждем неравнодушных людей»

В России 2018 год объявлен Годом волонтера. Сегодня волонтерство набирает все большую популярность, однако для многих так и остается загадкой то, почему люди готовы пожертвовать своим временем, силами и деньгами, чтобы помочь совершенно незнакомому человеку. Волонтеры рассказали «РИАМО в Подольске», почему они стали помогать людям и что поддерживает их на этом нелегком пути.

Из МЧС в массажисты: «Сменить профессию никогда не поздно!»>>

Юлия Бурлаченко, 29 лет, владелец студии наращивания ресниц:

©  Из личного архива

Моя волонтерская деятельность началась в 2013 году, когда я случайно увидела пост в интернете о том, что люди нуждаются в одежде и продуктах. Я не смогла пройти мимо и с тех пор стала помогать нуждающимся.

В 2017 году я создала волонтерское движение «Благотворительный Подольск», а чуть позже акцию «Доброкрышка». Мы помогаем Подольской детской городской больнице, нуждающейся семье из деревни в Новосибирской области, периодически собираем одежду и так далее.

Каково быть любовницей: «Его жена попыталась задушить меня»

Волонтерство стало неотъемлемой частью моей жизни. Несмотря на то, что порой совсем не хватает сил и терпения, без этого я уже не могу. Мои близкие поддерживают меня, но встречаются и те, кто спрашивают: «Зачем тебе это нужно? Что ты с этого имеешь?» Я всегда чувствую себя неловко и не знаю что ответить. Материального с «этого» я ничего не имею, а то, что получаю, словами сложно объяснить. Я не могу ответить и на вопрос: «Зачем?» Наверное, это просто зов сердца.

Совмещать волонтерство с работой и семьей с каждым годом становится все сложнее. Но мы все – как одна большая семья, которая всегда готова помочь друг другу.

Конечно, сделав одно доброе дело, мир не изменишь. И пусть это всего лишь капля в море, но я считаю, что если ты помог хотя бы одному человеку, то мир уже стал немного лучше.

Однажды на Новый год мы поехали поздравлять 12-летнего мальчика Колю с диагнозом ДЦП. Они с мамой приехали из Украины, когда началась война, и снимали маленький вагончик. Мальчик не ходит и сидит дома один, пока его мама на работе. Мне было очень жалко Колю, а самое страшное – никто не может сказать, почему с ним случилось такое несчастье. Подобных историй очень много, порой просто сердце разрывается. Но я научилась быть строгой и серьезной, иначе все время буду плакать.

Соляные пещеры в Подольске: где находятся и сколько стоят>>

Евгения Самоделкина, 36 лет, старшая сестра Георгиевского сестричества:

©  Из личного архива

Желание помогать людям я ощущала на протяжении всей жизни и старалась это делать, но в осознанную и направленную помощь оно оформилось в конце 2010 года, когда я стала прихожанкой Георгиевского храма. Я узнавала о Боге и церкви, общалась с батюшками и с единомышленниками, а позже пришло понимание, что надо не только разговаривать о Боге, но и делать добрые дела. Так и появилось Георгиевское сестричество милосердия при храме.

В самом начале я думала над тем, какое направление нам взять. Мне посоветовали посетить ожоговое отделение в городской больнице. И вот мы, три хрупкие женщины, впервые пришли туда, и один врач сказал нам с усмешкой: «Волонтеры? Ну-ну, посмотрим, на сколько вас хватит». Но нас хватило на семь лет – надеюсь, что и дальше хватит. Мы приходим каждую неделю: утешаем и ободряем больных, по возможности помогаем отделению.

Горничные о причудах богатых: «Из костюма хряка выскочил дворецкий в трусах»

Также мы занимаемся благотворительными акциями, раздаем одежду бездомным и малоимущим, помогаем адресно. Сострадание и желание поддержать в трудный момент – это естественные чувства любого человека.

Было много историй – и с хорошим, и с печальным финалом. Помню нашего первого подопечного Алексея, который приехал на заработки из Саратова. Он попал в пожар, его привезли в ожоговое отделение в критическом состоянии. Он сказал нам номер телефона матери, мы немедленно связались с ней. Она думала, что сын пропал без вести, примчалась из Саратова и несколько дней провела у его кровати, утешая. К сожалению, он не поправился, но перед смертью успел попрощаться с мамой.

Это была наша первая потеря. Потом были Михаил, Людмила, Татьяна, Даниил, младенец Сашенька. Но, к счастью, очень много пациентов с Божьей помощью и при поддержке наших сестер выздоравливали.

Мы стараемся помогать людям и надеемся, что получится хоть немножко облегчить им жизнь в непростых ситуациях. 

Моя мечта – чтобы мы могли помочь каждому, кто к нам обратится. Знаю, что Господь с нами, и что Он никогда не оставит страждущих, и если наших сил не хватит, то Он обязательно поможет.

Мы всегда рады новым людям, даже если они не могут постоянно помогать, но готовы хотя бы часть своего времени уделять делам милосердия. Нам не хватает автоволонтеров и помощников в ожоговом отделении, поэтому мы очень ждем хороших и неравнодушных людей.

Вера Суркова, 37 лет, руководитель административно-хозяйственного отдела:

©  Из личного архива

Я не люблю слово «волонтер». Доброволец – это будет гораздо точнее. Жить, помогая другим, – это то, что наполняет смыслом все человеческое существование. А для этого нужно любить все, что тебя окружает. В моем случае волонтерство – это призвание, я старалась помогать людям с самого детства.

Помогая другим и видя, что мой труд действительно приносит пользу, я испытываю огромный восторг и счастье. Эту радость не описать словами. Совмещать благотворительность с официальной работой помогает опыт в распределении и ведении дел, планирование, желание помогать, а также лояльность и понимание начальника.

Гостиничные истории: «Пьяные свингеры гоняли мяч в чем мать родила»

Отношение людей к тому, что ты помогаешь еще кому-то кроме своей собственной персоны, не всегда однозначно: встречала очень разные реакции. Кто-то вообще не понимает, как можно, например, зайти в магазин и купить продукты не только себе любимому, но и собрать продуктовую корзину для нуждающегося. Или как можно одежду не выкинуть или отвезти на дачу, а отобрать самое лучшее и передать тому, у кого ее нет. Бывает разная реакция, но меня радует, что хороших людей гораздо больше. Благодаря их поддержке чувствуешь, что ты на правильном пути.

Сейчас я ответственная за проведение благотворительных мероприятий. Могу сказать, что наравне с большими чудесами случаются и рядовые. Например, на днях подопечная с тремя детьми позвонила и попросила принести немного продуктов, а у меня не было ни копейки. Сидела и не знала, что делать. Думала, как же помочь, ведь детки не должны быть голодными. 

Я вышла на улицу и встретила знакомую, которая подошла со словами: «Я вот денежку несу для подопечных ваших!» Я чуть не расплакалась – как же это было кстати!

Еще был случай: мужчина оказался один на улице в мороз, совсем без денег. Нам надо было собрать средства, чтобы поместить его в хостел на месяц. Мы собрали необходимую сумму за полчаса, и благодаря этому человек не замерз на улице, поправил свои дела и остался жив.

Корпоративы по‑подольски: «Вдруг цеховой рабочий сел на продольный шпагат»>>

Екатерина Егорова, 33 года, муниципальный служащий:

©  Из личного архива

Волонтерство для меня – это образ жизни. Когда ты видишь, что твоя помощь не в пустоту, что она нужна, а где-то просто необходима, это дает силы заниматься тем, чем мы занимаемся.

Наше волонтерское движение «Ничьи дети» организовали в апреле 2016 года неравнодушные горожане. Многие наши волонтеры – это женщины, в основном молодые мамы, которые видели брошенных детей в больницах города. И в них родилось огромное желание сделать пребывание малышей в больничных стенах более комфортным и не одиноким.

Бывшие веганы: «Я застукал друга с рулькой и принялся за котлеты»

После встречи с главврачом Подольской детской городской больницы были определены форма и рамки нашей помощи. Мы стали привозить туда необходимые детские товары: подгузники, питание, средства гигиены, игрушки. Организовывали праздничные выезды с привлечением аниматоров и с подарками для детей. Но самое главное – к детям стали ходить волонтеры, скрашивать их досуг, дарить малышам внимание и «руки». Одна девочка-отказница даже нашла приемную маму в лице нашего больничного волонтера.

Сейчас мы помогаем детским больницам Серпухова и Чехова, оказываем помощь приюту для бездомных мам с детьми «Незнайка» в деревне Кривошеино в Новой Москве, а с февраля того года поддерживаем одну семью в кризисной ситуации.

Конечно, все это отнимает время и силы. Бывает, что чувствуешь не только физическую усталость, но и моральную. Особенно в моменты, когда хочешь помочь и не можешь. Но положительных эмоций все же больше. Например, когда видишь счастливые лица детей, благодарность персонала, желание помочь и поддержку других людей. В эти моменты меня переполняет радость.

Огромная благодарность родным и близким, которые поддерживают нас и с пониманием и терпением относятся к волонтерству. Я привлекаю старшего сына к участию в акциях, и он уже горит идеей так же, как и я.

В прошлом году наш проект стал победителем премии «Наше Подмосковье» в номинации «Команда», и многих это подтолкнуло к тому, чтобы пересмотреть свое отношение к нашей работе и вступить в ряды волонтеров.

Привычка парить: жители Подольска о законе против вейпинга>>

Валентина Лобанова, 52 года, социальный работник Подольского благочиния:

©  Из личного архива

К волонтерству меня вела моя жизнь. Я прошла работу в милиции, воцерковление, работала в Климовском доме-интернате, училась в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете, а в декабре 2016 года пришла в Подольское благочиние и получила благословение организовать службу помощи нуждающимся. С этого момента стали собираться единомышленники, близкие по духу люди. Так и появилось «Милосердие – Подольск».

Подольчане о счастливом браке: «Не пытайтесь менять вторую половинку»

Мы помогаем бездомным, малоимущим, многодетным, инвалидам, одиноким пожилым людям и сиротам. На станции Подольск кормим нуждающихся, а в «Лавке добра» при храме Воскресения Христова собираем одежду, обувь, книги, бытовые приборы и многое другое. Наши добровольцы выезжают с помощью в разные регионы, высылают посылки.

Для меня волонтерство – это важная часть жизни: работа, увлечение, возможность развиваться, помогать людям, радость от общения с теми, кто тоже хочет быть кому-то нужным. Конечно, помогая другим, я испытываю радость и удовлетворение, но бывают и огорчения, непонимание и усталость.

Помню, как в самом начале мы помогали бездомному, бывшему жителю Климовска, Алексею Пузыреву. В декабре 2016 года поступил сигнал, что слепой человек в результате мошеннической сделки оказался на улице, бедствует, попрошайничает. Искали его несколько дней, нашли 31 декабря. Сначала думали, куда его определить. С трудом нашли приют в Ивантеевке. Затем нужно было придумать, как везти. Это было целое приключение, но нам удалось, и тот Новый год запомнился надолго.

Другая интересная история подтвердила «теорию шести рукопожатий». Я получила через интернет сообщение от неизвестной девушки из дальней республики бывшего Советского Союза. Она сказала, что на окраине Подольска в одном из коттеджей от голода страдает человек. Поверить было трудно, а ехать проверять не было возможности. Я обзвонила всех, кто мог помочь, и все оказалось правдой: молодой гастарбайтер остался без зарплаты и не мог выйти с охраняемого объекта. Конечно, ему помогли.

Большому Подольску – больше автобусов: какие маршруты нужны жителям>>

Диана Барсова, 31 год, в декретном отпуске:

©  Министерство физической культуры и спорта Московской области

Я помогаю в ожоговом отделении. Не дает покоя и подталкивает мысль – кто, если не мы? Волонтеров, конечно же, не хватает. Иногда приходят мысли: «А зачем вообще мне все это нужно?» Появляется усталость. Но я все равно нахожу в себе силы, собираюсь, иду и вижу, что нас ждут, и все сомнения сразу отпадают. Опытные волонтеры говорят: «Мы получаем больше, чем отдаем».

Мы видим страшные травмы и ожоги, людей, которые попали в сложные жизненные ситуации, остались без крова и близких. Очень часто больные в лежачем состоянии, боль настолько велика, что у них нет сил пошевелиться. Мы стараемся поддержать их, общаемся с ними, приносим православную литературу, освященную воду. Стараемся, чтобы каждые 3-4 недели или чаще в больницу обязательно приезжал батюшка. Если человек одинок, то по возможности помогаем лекарствами, продуктами, одеждой, стараемся определить человека в приют.

Бывает, чтобы воспрянуть духом, человеку нужно просто доброе слово, улыбка, а иногда шутка или конфетка.

Сладкое любят почти все. Мы приносим конфеты, другие сладости, фрукты. Сначала они отказываются, ссылаясь на боль, тогда мы предлагаем положить конфетку в рот и кладем. Сразу появляется улыбка и смущение, находятся силы, чтобы посмеяться, привстать, приободриться.

Подольчане о запрете мата: посадите депутатов на нашу зарплату, они сами заругаются>>

Марина Гурская, 37 лет, многодетная мать:

©  Из личного архива
В волонтерство меня привело осознание того, что людям нужна помощь, и я могу пригодиться в этом.

Я занимаюсь вещевой палаткой в Георгиевском храме, в которой мы собираем необходимую одежду для многодетных, бездомных и нуждающихся.

К людям, которые обращаются к нам, я испытываю сострадание, стараюсь понять их и помочь им. Волонтерство для меня созвучно с милосердием, а милосердие дает возможность хоть на шаг приблизиться к Богу. Я считаю, что уделить пару часов в неделю на доброе дело всегда можно.

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите "Ctrl+Enter"