чт, 08 декабря, 06:57
-3°C
В Подольске
Следи за жизнью в городе

Гик из Подольска: про робота-газонокосилку, мини-подлодку и умный протез

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

Жителю Подольска Вячеславу Голицыну 27 лет, он работает веб-дизайнером, разрабатывает сайты. Свободное от работы время он посвящает своему необычному хобби. Вячеслав называет себя гиком – человеком, увлеченным технологиями, гаджетами и новыми разработками. Он не только пользуется современной техникой, но и разбирается, как она работает, и создает из нее новые устройства. Вячеслав рассказал «РИАМО в Подольске» о своих оригинальных изобретениях, среди которых робот-газонокосилка, мини-подлодка для исследования водоемов и протез руки с миодатчиком.

Знания даром: где и чему можно научиться в Подольске бесплатно>>

– Вячеслав, чем именно вы увлечены?

– Мне интересно все, что касается автоматизации и робототехники. «Робот» – слово со славянским корнем, его придумал чешский писатель Карел Чапек и его брат Йозеф. Само название предполагает, что робот делает работу за нас, мы делегируем ему некие функции. Роботом считается любая роботизированная система, которая, имея интеллектуальную платформу и алгоритм управления, может совершать действия в реальном мире. Зачастую роботами называют манипуляторы и игрушки на дистанционном управлении, но настоящий робот действует самостоятельно, без постоянного контроля над ним.

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

– Как давно вы занялись робототехникой?

– Как и многие люди, я в детстве разбирал игрушки на запчасти. Но у большинства это увлечение проходит. А у меня в какой-то момент появилось не только желание, но и возможность этим заниматься, в том числе финансовая. Два-три года назад я начал заказывать в китайских магазинах недорогие детали, со временем у меня скопилось их достаточно для воплощения многих идей. Сейчас у меня в запасе несколько коробок деталей, одну из них я держу у себя на работе.

В августе 2015 года я сделал своего первого робота-газонокосилку, на его создание ушло около двух месяцев. Он мог обработать около 1 тысячи квадратных метров газона – десять соток. Я разместил о нем статью на одном из интернет-ресурсов для гиков. Ее посмотрело около 20 тысяч человек, после этого появился материал на русскоязычном ресурсе Meduza, вышли сюжеты на телеканалах «Подмосковье» и «Россия 2».

После такого большого резонанса хотел устроить конкурс для создателей роботов-газонокосилок. Дал объявление на geektimes.ru, все подхватили. Воодушевленный, на конференции «Робоночь» я рассказал вице-президенту Сколково о конкурсе, он предложил сделать его на их базе. Через интернет 15-20 команд подали заявки. Я решил дать участникам побольше времени, чтобы все смогли основательно подготовиться. Даже придумал шутку: осталось девять месяцев, потратьте время, необходимое для создания естественного интеллекта, на создание искусственного. Наверное, все подумали, что времени еще много. А потом вдруг поняли, что времени мало, и уже не стоит даже начинать. В итоге до самого конкурса дошли команда из Новосибирска, команда из Белоруссии и я. Поэтому устраивать соревнования было нецелесообразно.

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

– После этого вы продолжили разрабатывать идею робота-газонокосилки?

– Меня нашли производители роботов-газонокосилок Robomow. Их устройства работают на кабеле, который размещается на участке – идет по поверхности или немного заглубляется. Когда робот наезжает на этот кабель, датчики срабатывают, робот разворачивается и едет в другую сторону. Но это неудобно – кабель занимает место, об него можно споткнуться, нужно как-то учесть имеющиеся кусты и цветы.

Мой робот-газонокосилка ездил на ультразвуковых датчиках. Проезжая, он строил карту участка и указывал, где скошено, где нет, а где препятствия. Со смартфона или компьютера можно было посмотреть эту карту. Представители Robomow хотели, чтобы я создал на их платформе робота, который ездит без кабеля. Пока у нас некоммерческие отношения, они мне подарили своего робота. Если проект получится, то я предложу им решения, которые они смогут использовать в коммерческих продуктах, вопрос денег будем решать.

Я уже установил на робота-газонокосилку ультразвуковые датчики, теперь хочу добавить Kinect – аксессуар для консоли Xbox 360, который представляет собой видеокамеру и два сенсора, расположенных в верхней части девайса. Из него получится очень хороший сканер глубины, камера будет строить 3D-схему пространства. Сейчас у меня цель научится объединять данные с Kinect и с ультразвуковых датчиков и после этого выбирать действие.

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

– Над какими еще проектами вы работаете?

– У меня есть проект на основе большой газонокосилки Elmos, на которой можно ездить. Ее я тоже решил роботизировать. Пока проходят первые тесты. В таких роботах нуждаются крупные рекреационные центры, в которых большие пространства для покоса травы. Но мне хотелось бы, чтобы она также умела разбрасывать по газону измельченную траву – так он становится только лучше.

Еще с коллегой мы пытались сделать недорогой протез, чтобы каждый нуждающийся мог распечатать его на 3D-принтере и пользоваться, прикрепив тяги, сервопривод и датчик миоактивности. Миодатчик устанавливается на мышцу, и когда человек ее напрягает, система дает сигнал, что требуется, например, сжать кисть. Сервопривод активирует тяги, и рука сжимается. В 2015 году мы выступали перед инвесторами и рассказали о проекте, но никто не заинтересовался. Тяговые протезы сейчас стоят около 100 тысяч рублей, а мы хотели, чтобы роботизированный протез стоил примерно 20-25 тысяч рублей. Выяснилось, что слишком много барьеров. Чтобы люди получали их по страховке, нужно пройти сертификацию, а это очень длительный и затратный процесс. Чтобы превратить протез из сырого прототипа во что-то стоящее, нужны серьезные капитальные вложения, работа инженеров, дизайнеров и программистов.

Другой проект – гаджет для спорта. Я занимаюсь карате-киокушинкай, а в ударных видах спорта и единоборствах очень важно время реакции. Я решил сделать гаджет, который превратит любую грушу в «умную», рабочее название – «кик-брик» или «флеш-кик». Это такой кирпичик на ремне, который надевается на грушу. На нем есть микроконтроллер, bluetooth-модуль, свето-звуковой индикатор, акселерометр с гироскопом. Вы синхронизируете гаджет со смартфоном и выбираете режим тренировки. Загорается индикатор и раздается звук – в этот момент вы должны ударить по груше. Система фиксирует временной лаг между сигналом и ударом, вы видите на смартфоне результат и динамику тренировки.

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

Я подал заявку, чтобы стать участником Сколково. Прошел первый раунд, но порядка 10 экспертов – как наших, так и иностранных – признали, что идея интересная, но реализовывать ее нужно не в рамках Сколково, а в рамках краудфандинговой платформы. Слишком узкая специализация и недостаточно исследованная тема. А ведь специалисты оценивают рынок фитнесс-трекеров к 2020 году примерно в 5 миллиардов рублей в год. Я общался со спортсменами, всем было интересно попробовать мой гаджет, поэтому я его доработаю.

Проект под названием «Нурик» позволяет оптимизировать пропускную способность общих ворот, например, в СНТ. Мы устали от того, что когда к нам приезжают гости, приходится согласовывать это с охранником. Сейчас многие практикуют установку в ворота GSM-модуля, в который заносят телефоны всех, кто может открыть их дистанционно. Просто звонишь на этот телефон из любого места, и ворота открываются. Такой блок стоит от 10 тысяч рублей, мне стало интересно сделать его самому. Собрал единую плату и разместил на ней нужные детали, в итоге уложился в бюджет 1,5-2 тысячи рублей. Я сделал краудфандинговый проект, написал статью, хотел собрать 50 тысяч рублей на первую партию из 50 экземпляров. Но, к сожалению, не достиг нужной цели, и проект отменился. Зато я получил опыт. Теперь планирую добиться результата с фитнес-трекером.

– Вы планируете развивать робототехнику в Подольске?

– Да, со временем мне бы хотелось развивать это направление в Подольске. Может быть, сделать факультативы или хакспейсы, в которых ребята могли бы собираться и что-то делать. Это вполне можно организовать в каком-нибудь техникуме. Если будет такая возможность, я готов курировать этот вопрос. Мне писали из музея-усадьбы Остафьево, предлагали сделать мастер-класс для детей. Это классно и интересно! Но элементарный готовый набор, из которого можно сделать, например, небольшого робота на автомобиле, который будет с помощью ультразвука обходить препятствия, стоит порядка 2,5-3 тысяч рублей. Собирать его придется месяц или два, желательно под руководством опытного наставника. Чтобы учить других чему-то, нужно время, помещение, ресурсы и много чего другого. Пока у меня ничего этого нет.

© РИАМО в Подольске, Галина Добрынина

– Могли бы вы оставить работу и жить только ради изобретений?

– Работа из-за обязательности проектов превращает все в рутину. А во время изобретательства что-то может зависнуть на полгода, а потом сделаю за день. Но я вряд ли смог бы уйти с работы. Если я перестану «вылезать» из микросхем, то, думаю, быстро пойму, что мне этого мало. Не хочу превращать хобби в работу. Однако если мне предложат какой-то интересный проект, то с удовольствием приму в нем участие.

– Ваши близкие разделяют ваше увлечение?

– У меня жена-красавица Ольга и две дочери – Маргарите 4,5 года, Милане 1 годик. Познакомился с женой, когда учился в Московском энергетическом институте. Все свои изобретения я посвящаю жене. Все началось с того, что на geektimes.ru ко мне обратились с предложением принять участие в первых боях роботов в России. На создание робота выделили около 50 тысяч рублей, я согласился и собрал команду.

У нас вышел казус: было ограничение по весу в 105 килограммов. Мы делали робота «Пирамидра» вчетвером, часто поднимали его, и никто не признался, что ему тяжело. Взвесили перед соревнованиями – 180 килограммов! Организаторы бы точно сняли его, так как это опасно – робот мог пробить бронированное стекло и упасть на зрителей. Поэтому мы срочно сняли с него защитные листы и пневмооборудование. Остались без оружия, но уложились в 105 килограммов. В итоге робот выступил на сцене, но толку от него было мало. Зато было очень весело! Когда у нас спросили, как его зовут, я сказал – «Ольга». Жены остальных ребят спросили, почему делали робота вместе, а назвали его именем жены одного. Из-за этого я ушел из команды, хотя ребята потом выигрывали конкурс и должны были осенью поехать в Англию.

Дочка тоже любит играть с роботами. Когда с телевидения ко мне обратились с предложением сделать робота-снегоуборщика, я переделал боевого – приставил к нему скребок. Из робота-газонокосилки тоже получился снегоуборщик. Моя маленькая дочка управляла маленьким роботом, а я большим. Получился хороший сюжет.

– Планируете создать других роботов?

– Я хотел сделать робота-подводную лодку и запустить его по Москве-реке, чтобы исследовать акваторию. Сейчас есть карты фарватеров, но рельеф часто меняется, и мне было интересно создать робота, который при помощи ультразвукового датчика актуализирует карты. Из труб сделал каркас, «начинку» – из имеющихся у меня деталей. Вложил в робота старый телефон, выбрал по GPS точки. Этот телефон должен был выступать в роли автопилота – следить за приближением к препятствиям, отклонением и поворотами. Я почти собрал робота, но когда сделал публикацию, мне сказали, что потребуется много согласований – нельзя просто так запустить что-то в Москву-реку. Может, моя мини-подлодка пригодится для исследования подмосковных водоемов.

– У вас есть другие увлечения?

– Люблю иностранные языки. Хорошо знаю английский, изучил базовые курсы по испанскому, итальянскому, французскому, немецкому. Я родился в Молдавии, знаю румынский, а русский для меня – иностранный. Сейчас учу китайский. Мне интересно понять эти языки. Когда смотришь фильмы с Челентано на итальянском, то совсем по-другому воспринимаешь эмоции актера. Еще это дает свободу общения и позитив. Я ищу носителей иностранных языков в городе. Оказалось, у нас работает итальянец, который настраивает оборудование для «Почты России», и китайцы, которым я смог по-китайски сказать, что предпочел бы чай, а не кофе.

– Ваша фамилия – Голицын – много значит для жителей Подольска. Искали корни? Не собираетесь предъявлять права на усадьбу в Дубровицах?

– Отследить прямую связь с князьями Голицыными мне пока не удалось. Прапрабабушек я знаю, но они вряд ли имели отношение к дворянскому роду. На усадьбу не претендую, придерживаюсь правила «Не дели межи, установленной предками твоими». Кстати, кроме меня роботами в семье никто не занимался.

– Как считаете, могут ли роботы вытеснить людей?

– Роботов будут все больше и больше использовать там, где человек подвергает себя слишком серьезному риску. Например, в спасательных операциях, на вредном производстве. Даже в тех областях, где, как нам казалось, человека невозможно заменить, компьютер начинает превосходить его. Думаю, через 20 лет всю рутинную механизированную работу будут делать компьютеры. Может показаться, что человек потеряет потребность в самом себе. Но я считаю, что мы – сильные существа, которые сумеют подстроится. Мы найдем способы контролировать искусственный интеллект.

– Вы согласились бы постепенно превратиться в робота, чтобы стать более совершенным?

– Если добавить интеллектуальные способности по принципу рычага – когда ты получаешь преимущества, но что-то теряешь, – то я против. Что касается замены органов и частей тела для улучшения своих физических возможностей, то это личный выбор каждого. Например, если инвалиды захотят стать полноценными членами общества, то я их не осуждаю, но просто так не стал бы делать «улучшений». А вот что касается дополненной реальности, то я всеми руками «за»! Даже тремя – включая прототип протеза с миодатчиком, который лежит у меня в кабинете.

Актуальное

Другие СМИ